Комментарий дня

«У Бога чудес хватит и на Новый год, и на Рождество»

«У Бога чудес хватит и на Новый год, и на Рождество»
Дата:
03.01.2013
Тема:
Эхо Москвы

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Аудио

Отрывок программы «Разбор полета» на радиостанции «Эхо Москвы». Татьяна Фельгенгауэр, Ирина Воробьева. В гостях отец Андрей Кураев.

И. ВОРОБЬЕВА: Эта программа выходит в праздник, в Рождество. Наверное, я сейчас буду какие-то глупости говорить. Вот я смотрю, как происходит Рождество в Европе. Это длительный праздник с какими-то традициями, он очень уютный, теплый, очень светлый праздник. Люди украшают всё на свете, проводят разные ярмарки. Рождество у нас – это только религиозный праздник, люди не относятся к нему с той же теплотой и уютом. Может быть, я ошибаюсь и вы меня поправите. Я понимаю, нельзя сравнивать такие вещи. Вы же наблюдали наверняка, как это происходит в Европе. Почему здесь не так?

А. КУРАЕВ: Во-первых, в Европе, к моему сожалению, это уже не очень религиозный праздник, это скорее праздник шопинга и так далее. Т.е. про то, кто именно родился, особо не вспоминается. Второе – у нас одно время были запрещены вкупе и Новый год, и Рождество. Только в самые предвоенные годы, где-то в 1937-38 году Сталин наконец разрешил елку. Но она из рождественской стала новогодней. Удивительно, что буквально на днях смотрю по телеканалу «Культура», вроде бы интеллигентные ведущие говорят: вы знаете, в царской России была замечательная традиция новогодних балов, мы ее продолжаем. Блин, какие новогодние балы в царской России? Рождественские балы были, но не новогодние.

Звездочка. Она была Вифлеемской путеводной звездой, а переименовали ее в большевистскую кремлевскую. Ну ладно. Но в итоге Новый год прижился именно в таком формате, прижился, потому что это был наименее идеологизированный из советских праздников. Т.е. на фоне 1 Мая, 8 Марта и 7 ноября это был праздник не идеологический, а семейный и где-то еще со старыми рождественскими отголосками. Поэтому он полюбился, полюбился всерьез. И сейчас энергия празднования, она у людей до сих пор уходит на это, а на Рождество остается совсем немножко. Я не очень об этом жалею. Для религиозных людей Рождество всё равно останется праздником, а навязываться всем не имеет смысла.

Однако я надеюсь, что со временем у нашей церкви хватит мужества на принятие радикального решения, а именно – объединить Рождество и Новый год, не перенести на новый стиль, как у католиков, а именно перенести на 1 января дату празднования Рождества. Потому что любая другая дата празднования Рождества порождает вопрос, на который у нас не находится ответов. Если новый год от Рождества Христова, то почему же он считается не с Рождества Христова? Если большой календарь, т.е. наша эра, года считаются от Рождества Христова, то почему маленький календарь, дни внутри года считаются с какой-то другой точки? Это не логично. Поэтому если уж однажды нам предстоит перемена календаря – она наверняка предстоит когда-то, я не знаю, в каких столетиях, – лучше переносить не на 25 декабря, до Нового года… Какая разница – неделя до нового года, неделя после нового года, как-то это немножко странно.

С теорией Коперника так и было. Коперник – дядя наблюдательный, умный, он понимал – не получается, не вращаются планеты вокруг Солнца, как они ни старается. Поэтому в системе Коперника планеты вращались вокруг какой-то математической точки недалеко от Солнца, именно в его системе. Это Кеплер потом эллипсоидные орбиты придумал, а у Коперника этого не было, поэтому Солнце не получалось в центре, оно было чуть-чуть смещено от центра. Такая же странная некая фикция получается у нас и с датами Рождества.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Рождество – это праздник, который должен быть религиозным. Если его переносить на Новый год, то он тогда всё равно будет более светским.

А. КУРАЕВ: Для каждого он будет своим. Здесь каждый добавляет по вкусу. Ведь сейчас рождается своя традиции, в Москве по крайней мере, церковной встречи Нового года. Она исходит из чего? Не всем нам 17 лет. Эта новогодняя ночь со временем становится тяжелой. Социологи говорят, что наибольшее число суицидов у пожилых людей именно в эту ночь, когда человек один, никто не приходит, не поздравляет, не звонит. Тяжелые мысли. Уснуть нельзя, потому что грохот. «Ирония судьбы», при всей нашей любви, или салат «Оливье» уже немножко надоели. Уже возраст не тот, чтобы бегать то на Красную площадь, то на Воробьевы горы или в метро встретить Новый год ради экзотики, уже вроде как студенческие годы поиска позади. Вот тут родилось предложение – а давайте молиться в эту ночь, т.е. как на Пасху ночная служба. А после службы настоятель выносит ящик шампанского, заранее подготовленного…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А пост?

А. КУРАЕВ: А шампанское из мяса делается, что ли?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Извините мое преступное невежество.

И. ВОРОБЬЕВА: Разве шампанское можно?

А. КУРАЕВ: В небольших дозах можно. Какие-нибудь постные пирожки и так далее. Тут же в храме разговелись и пошли спать. Совершенно другое переживание. Идешь по вымершей, заблеванной Москве, в следах пороха рано утром. А мы молились об этой Москве. И это приятно, вы ощущаете некую трезвость.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это получалось в том числе и в храме Михаила Архангела, который рядом с вами?

А. КУРАЕВ: Нет, в моем храме такого не делалось. В Москве есть храм Владимира в Садах, это у Исторической библиотеки, во дворе, там такая служба уже является традицией.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это очень интересно. Я первый раз об этом слышу.

И. ВОРОБЬЕВА: Я тоже.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Удивительно.

И. ВОРОБЬЕВА: Опять же возвращаясь к Рождеству… Когда вы отвечали на вопрос, вы сказали, что в Европе Рождество, к сожалению, почти перестало быть религиозным праздником. Может быть, я неправа, но я хочу с вами поспорить.

А. КУРАЕВ: Я прошлое Рождество встречал в Праге.

И. ВОРОБЬЕВА: Отлично.

А. КУРАЕВ: В рождественскую ночь что показывало государственное телевидение, несколько каналов? Парочка из них показывали торжественную мессу из Собора Святого Вита. Но на одном из каналов показывали хоккейный матч Чехия-Россия. Причем матч с чемпионата позапрошлогодней давности, когда чехи у нас выиграли. И как самое радостное воспоминание даже не этого года, а прошлого, вот в эту ночь они показывали этот матч.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Могли показать «Иисус Христос – суперзвезда», например.

А. КУРАЕВ: Могли, конечно.

И. ВОРОБЬЕВА: Во многих фильмах, американских фильмах, европейских фильмах Рождество – это праздник, самое светлое, что у них есть в жизни, именно в эту ночь случаются все чудеса, которые воспринимаются как чудеса. У нас это все-таки Новый год, ночь, когда случаются чудеса. Хотелось, чтобы это как-то поменялось.

А. КУРАЕВ: У Бога чудес хватит и на Новый год, и на Рождество.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И на Старый Новый год.

А. КУРАЕВ: Конечно.

Теги: 712013

Теги: диакон Андрей КураевРождествоНовый годЭхо Москвы

Все новости раздела