Публикации

Сокровища уездного города

Сокровища уездного города
Дата:
23.06.2016
Все публикации автора
Автор:
Дмитрий Русин

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Июнь движется к концу, а редакция сайта Pravchelny.ru продолжает знакомить своих читателей с храмами нашего благочиния. Сегодня мы отправляемся в город Мензелинск, где до революции находилась кафедра правящего архиерея — город прославленный подвигом преподобномученицы игуменьи Маргариты Мензелинской.

Проехав по улицам древнего уездного городка, мы попадаем в кладбищенскую рощу — перед нами Казанско-Богородицкая церковь. Это единственный храм в Закамском регионе, который ни разу не закрывали за все 127 лет его существования. Старинные надгробия настоятелей, священников, прихожан можно рассматривать и перечитывать, как  антикварную книгу. И как не было дня, чтобы в алтаре этой маленькой церкви не возжигали лампаду, так множество живых историй, связанных с ней, обитают и по сей день в воздухе Мензелинска. Одну из таких историй и рассказал нам нынешний настоятель кафедрального Никольского собора архимандрит Антоний (Петров):

Ещё до второй мировой войны служил здесь священник Артемий Тёмин. И был у него единственный сын Виктор, ставший впоследствии известнейшим советским фронтовым фотокорреспондентом. Автор знаменитого панорамного снимка Знамени Победы над Рейхстагом, фотографий первой экспедиции к северному полюсу, полётов Чкалова, Нюрнбергского процесса, кавалер 18 боевых медалей и орденов, обладатель невероятной биографии одного из лучших военных журналистов газеты «Правда»… Но ещё до всего этого, в один из забытых дней далёких тридцатых годов встал перед талантливым молодым фотографом жёсткий выбор: карьера в газете или отец-священник. Виктор отрёкся. А иерей Артемий, обезумев от горя, несколько дней бродил по окрестным лесам, где и скончался.

После Победы прошло 30 лет. И вот однажды во время Литургии открылась дверь старой кладбищенской церкви: на пороге стоял пожилой человек, он перекрестился и громко назвал своё имя. Неожиданно две старые прихожанки кинулись к нему навстречу и начали обнимать. Женщины узнали того Виктора — мальчика-алтарника, сына настоятеля, с которым вместе служили давным-давно до войны.

Мы покидаем ограду Богородицкого храма. Впереди на городской площади возле рынка — Никольский кафедральный собор. На высоком крыльце нас встречает отец Антоний, настоятель. Мы входим в просторный светлый храм: гладкий пол отражает красивый палехский иконостас; два десятка окон, отражаясь и двоясь, по кругу устремляются к небесно-голубому куполу… Долго стоим, задрав головы…

В этом году собору исполняется двести лет. Построенный в 1813 году на деньги купца Демидова, он сгорел, но был заново возведён купцами Стахеевыми, после чего пришёл в запустение при советской власти, потерял колокольню, и вновь обрёл её к 2006 году…

В начале 90-х, ещё будучи депутатом городского совета, отец Антоний содействовал передаче разрушенного собора Православной Церкви. В это время предпринимались различные попытки восстановления, не увенчавшиеся успехом. Однако в 2005 году главой администрации Мензелинска стал Георгий Куприянов, решивший, во что бы то ни стало, отстроить заново утраченный Божий дом (позже Георгий Федорович лично потрудился при возведении колокольни как строитель); Валерий Исаакович Грайфер (ныне председатель совета директоров нефтяной компании «Лукойл») оплатил строительные работы… и вот белоснежный Кафедральный собор святителя Николая Чудотворца вновь открыт для прихожан.

При возведении церковной ограды, вокруг собора был обнаружен ров с множеством человеческих останков. Так были найдены наши погибшие за веру братья и сестры — участники восстания против уничтожения большевиками Пророко-Ильинского женского монастыря, где стяжала мученический венец его святая настоятельница Маргарита Мензелинская…

В соборе находится старинный посеребренный жертвенник, бережно сохранённый в Богородицком храме, и Распятие работы монахинь той самой Ильинской обители.

От самого монастыря осталась только мутная фотография и небольшая башня — всё остальное снесено. Место захоронения преподобномученицы неизвестно. Пристань, где святой Маргарите явился Николай Чудотворец, затоплена. Прекрасная икона её, написанная дивеевскими монахинями, находится в Никольском соборе.

Что же ещё мы утратили в этом городе? Мы никогда уже не увидим Троицкий храм, построенный по проекту Московского Успенского собора; мы никогда не увидим Никольскую церковь с её знаменитыми на всю епархию цветными витражными окнами; мы не увидим Преображенский храм, храм Пророка Илии; мы не увидим монастырскую фотолабораторию, организованную настоятельницей Маргаритой…

Наше путешествие в этот старинный русский город, где многое забыто, но многое восстановлено трудами неравнодушных людей, заканчивается так: на берегу Мензелинки стоим в дикой высокой траве; на горизонте селение; над селением возвышается ещё какой-то храм, у которого тоже своя непрочитанная человеческая история; в стороне совершенно уж древний «Екатерининский» мост, которому не грех и книгу отдельную посвятить. Мы смотрим на всё это и поём… в принципе, можно и самим усмехнуться, но — поём мы песню о России… И думается мне, что точно так же, как вот у этого города, кто-то (вполне возможно, что и мы сами) отнял у нас что-то драгоценное и зарыл в сырую землю этой огромной, несправедливой, забывчивой на добро, но любимой страны. Но, если найдётся в человеке желание найти это утраченное сокровище, то и Бог поможет.

Теги: Храмы Закамского благочинияХрамы благочинияМензелинск

Все новости раздела