Публикации

«Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его»

«Блаженны  слышащие слово Божие и соблюдающие его»
Дата:
18.07.2018

Версия для печати

Добавить на Яндекс

В Светлый вторник 7 мая 1918 года после Божественной Литургии и молебна, которые отслужил сам Патриарх Тихон, в Марфо-Мариинскую обитель ворвались вооруженные красноармейцы-латыши во главе с комиссаром. Они кричали, непотребно ругались и требовали, чтобы настоятельница срочно поехала с ними, и на сборы давалось всего полчаса. Матушка, которая действительно стала родной матерью для многих сестер и послушниц, успела собрать своих любимых чад и дать им последнее благословение. Глаза всех присутствующих были мокрыми от слез, они знали, что видят свою любимую настоятельницу в последний раз. С ней поехали две верные сестры — Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Настоятельница последний раз взглянула на созданную ею обитель, моля Бога о сохранении ее, осенила всех крестным знамением и села в машину. Завелся мотор, и любимую матушку повезли все дальше от монастыря, а сестры бежали вслед за ней, сколько было сил. Кто-то не выдержал, упал прямо на дороге, горький плач оглушил обитель…

 

Большевики еще с февральской революции пытались арестовать настоятельницу Марфо-Мариинской обители, они знали, что как член Царской семьи, она — Великая Княгиня Елизавета Федоровна, старшая сестра Императрицы Александры — давно обречена. 20 мая Княгиню в сопровождении келейницы Варвары, которая всегда неотступно была рядом с ней, привезли в город Алапаевск. Здесь их продержали до 5 июля, а ночью сего дня повезли в направлении деревни Синячихи, где и была решена участь Елизаветы Федоровны и Варвары. Ругаясь, избивая эти чистые, непорочные создания прикладами винтовок, палачи столкнули Великую княгиню в шахту. Она успела лишь перекреститься и громко воскликнуть: «Господи, прости им, не знают, что делают!». Елисавета Федоровна даже на дне шахты, раненая, терпя сильную боль, делала перевязки и утешала Великих князей, которых сбросили вместе с ней. Она долго еще была живой, молясь Господу о прощении обидчиков и воспевая Его Херувимской песнью.

Так закончилась земная жизнь Елизаветы Романовой, дочери великого герцога Людвига IV Гессен-Дармштадтского, но с этого момента началась ее жизнь в Небесных обителях, где вечно будет пребывать она в радости и любви Господа.

 

Великую княгиню всегда окружали богатство, власть, любовь мужа, уважение высшего света. Она — образованная, утонченная, самая красивая женщина того времени, — ею восхищались, о ней говорили, она была воплощением благополучия. Однако когда погиб ее муж, Елизавета Федоровна облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия и сказала пророческие слова: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих». Сестры милосердия всегда несли особое послушание, даря свое сердце тем, кому нужна помощь, забывая о себе и своих желаниях. У них нет семьи, нет своего дома, все больные и страждущие для этих сильных духом женщин были родными. Елизавета Федоровна, являясь основоположницей обители милосердия, где многие находили утешение и поддержку, и сейчас помогает своим последователям, медицинским сестрам, врачам, нести это тяжелое служение. Она своими аристократическими руками делала перевязки раненым, утешала в минуты душевной и физической боли, сидела допоздна у постели больных до тех пор, пока им не станет легче, и они не успокоятся мирным сном.

 

В духовном подвиге ее мы видим соединение путей святости. Она и благоверная княгиня, и праведница, и преподобная, и мученица, вся ее жизнь — дивное соединение путей святых праведных Марфы и Марии в новое время, святая Елизавета не только простит убийц мужа, но перед мученической смертью помолится Богу об их прощении.

Господь по милости Своей дал нам удивительный пример, чтобы мы научились жить по Его святым заповедям, реально восприняв на себя слова Христа: «Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его» (Лк. 2, 28), как и делала это св. Елизавета. Она, возвращаясь из московских трущоб, находясь всю ночь у постели умирающего, молилась с великой скорбью сердечной, с любовью и надеждой на Его милость. Позже она напишет в своем письме: «Я испытывала глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, а не когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет. Мы должны устремить свои мысли к Небесному Царствию и сказать с покорностью: «Да будет воля Твоя».

 

 

«Вы мне становитесь каждую минуту дороже, — писала матушка сестрам Марфо-Мариинской обители, но, обращаясь, словно из прошлого, к нам, нашим грешным, заблудшим душам: «Как я вас оставлю, мои деточки, как вас утешить, как укрепить? Всегда будьте не только мои дети, но послушные ученицы. Сплотитесь и будьте, как одна душа, все для Бога, и скажите, как Иоанн Златоуст: «Слава Богу за все!» Ради Бога, не падайте духом».

 

Ради Бога, не падайте духом! — великие слова утешения, которые говорит нам и сейчас преподобномученица. Уныние — это грех, который противен Богу, ибо унывающий оскорбляет Его. На долю Елизаветы выпало много скорбей и горя, но она всегда находила в себе духовные силы подниматься и храбро идти навстречу Свету Христову сквозь тернии и боль.

Евгения БАЛЬСУНОВА

Теги: Преподобномученица Елизавета ФедоровнаРомановыЕлизавета Федоровнамарфо-мариинская обительсестры милосердия

Все новости раздела