Публикации

Великим Постом к «Неупиваемой Чаше»

Великим Постом к «Неупиваемой Чаше»
Дата:
10.04.2014

Версия для печати

Добавить на Яндекс

В комнате было тихо, даже из соседских квартир не доносилось ни звука. За окнами темно, спокойно, даже снег перестал падать. Наконец, среди вязнущих в рутине рабочих дней, после длинных покаянных великопостных служб, повисшего в воздухе сокрушенного молчания — воскресение, которое принадлежит Богу, которое не променять на многочасовой сон или «отдых» на диване. Через два часа начнется Литургия в Высоцком мужском монастыре города Серпухов. Сегодня необычный день — это воскресное утро я проведу именно там.

Около вечного огня площади города Домодедово начали собираться люди, посматривая в сторону автостанции, откуда должен приехать автобус. В этой поездке нет случайных людей, у каждого за пазухой своя беда, своя скорбь, которую он везет к чудотворной иконе Божией Матери «Неупиваемая Чаша», что находится в Покровском храме обители.

В автобусе тепло, радостно укрыться от мороза. Впереди чуть более 70 километров, за которые мы успеем вместе помолиться, сосредоточиться, а кто-то — настроиться на Причастие Святых Таин. Я не знаю никого из этих людей, но не чувствую одиночества — все мы со Христом, Который собрал нас здесь, Который не дал впасть в уныние от своих бед, а дал надежду и веру, что Его Пречистая Матерь поможет нам своими молитвами.

Монастырь вырос перед нами белоснежными стенами, голубыми куполами Покровского храма, покоем и величием. От автобуса до храма шли быстро, закутавшись во что угодно, прячась от безумного ветра. Внутри уже почти не оставалось места, люди ждали начала службы, большинство из них также приехали с паломническими группами.

Потянулась тесная очередь на исповедь, чтение часов было едва слышно. Наша группа рассредоточилась по храму, забыв друг о друге, многие всю службу провели на коленях перед образом «Неупиваемой Чаши» со слезами на глазах. Исповедь шла неспешно, отцы беседовали с каждым долго, внимательно, чтобы не обойти утешением и напутствиями приезжих, не допустить ко Причастию неподготовленных людей. Батюшка, принимавший у меня исповедь, был лет шестидесяти с небольшим, с длинными серебристо-седыми волосами и бородой, взгляд его был строг и серьезен, все его вопросы были точными, будто он лучше меня знал, что я хочу сказать. Мы беседовали долго, и я совершенно забыла о своей группе и о времени. Уже потом, стоя перед чудотворной иконой Пресвятой Богородицы, меня окликнули и позвали в трапезную — служба уже закончилась.

Трапезная была большая и светлая, нас там ждали. Вместе с монахами мы помолились и расселись за длинные столы. Это было мое первое посещение монастыря, я никогда прежде не молилась перед едой. Мой путь к вере тогда только начинался. А потому общая молитва, отрешенные вдумчивые монахи, единение с духовностью этого места произвели на меня огромное впечатление. Позже я часто бывала на трапезах в монастырях, но тот первый раз часто вспоминала на общей молитве. Не было ничего вкуснее той овсяной каши и того обычного черного чая.

Далее нас ждала дорога в женский Владычний монастырь. После долгой службы мы изрядно устали, кто-то уснул, кто-то читал благодарственные молитвы по Причащении. Образ чудотворной иконы стоял перед моими глазами, благодатный, светлый, дающий силу и надежду.

Во Владычнем было тихо, служба закончилась, в старом храме византийского стиля все говорило о его возрасте. Как много повидали эти стены, сколько молитв слышали, сколько шагов насчитал изношенный пол. Я долго сидела на скамейке у маленького окна и смотрела на старинные иконы. Благодать ощущалась в каждом молчаливом взгляде святых ликов. Наша группа провела почти все время в лавке, набирая сувениры, а мне хотелось только сидеть здесь, на этой старой скамейке, и не прерывать этой невидимой божественной связи.

И вот последний пункт нашего путешествия — Святой источник преподобного Давида, что в селе Талеж Чеховского района. Дорогу занесло и наш автобус с трудом пробирался по высоченным сугробам. У ворот вертелись приветливые кошки, будто провожая к часовне в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». Многие остались в автобусе, утомленные насыщенной программой и дорогой, тем более, что на улице мороз держался весьма крепкий. А я вслед за кокетливыми кошками спускалась к деревянным домикам-купелям. Внутри было холодно, и ноги примерзали к ледяному полу. Но я смело переоделась в рубаху и пошла в воду. Трижды окунувшись с головой, я даже не спешила с выходом из купели — было совсем не холодно. Женщины пели какую-то молитву, но я ничего не слышала, растираясь полотенцем на двадцатиградусном морозе. Все тело горело, резкими уколами и волнами разливалось по телу невероятно светлое чувство. Радость наполнила мою душу и я, расслышав слова, тоже начала петь. К автобусу мы поднимались как заново рожденные, я улыбалась и благодарила Бога за этот потрясающий день. В автобусе нас рассматривали как ветеранов, вернувшихся с войны, кормили солеными огурцами и поили горячим чаем из термоса. Тронулись с места, все вместе запели молитвы. Как было чудесно! Потом автобус увяз в снегу, но мне было уже все равно, я крепко уснула до самого возвращения в Домодедово.

Дома было все также тихо, только ощущалось незримое присутствие чего-то нового, светлого, непередаваемого… и я впервые отыскала в молитвослове молитву перед вкушением пищи.

Екатерина КУЛЕШОВА

Теги: СерпуховНеупиваемая Чашамонастырьпаломничество

Все новости раздела