Публикации

Кто там? Бог

Кто там? Бог
Дата:
15.05.2014

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Это особый мир. Для одних надуманный. Для других самый что ни на есть настоящий. Со стороны видна лишь «облицовка»: молитвы, горящие свечи, кулич на Пасху и купание в проруби в Крещенье. А что там, глубже? Что приводит людей в храм?

«Основные прихожане храма Серафима Саровского — женщины, — говорит отец Валерий. — В храм когда чаще приходят? Когда задевает за живое. А на чью долю достается больше переживаний? Конечно, женщин. Они детей рожают, за них переживают всю жизнь. Нельзя сказать, что нет молодежи, парней. Но больше женщин». Отрицательно качают головой на это утверждение в Рождественском храме: «У нас 50% молодежи, много мужчин. Сами идут и детей приводят».

Тенденция последнего времени — приход в церковь взрослых вслед за своими детьми. Дети из неверующих семей из любопытства забегают в церковь, приходят с одноклассниками в воскресную школу и остаются. Через них и родители приходят в храм.

Анализируй это

Романа в церковь не влекло. Он считал, что достаточно иметь Бога в себе. Сдержанный в эмоциях предприниматель рассказывает свою историю: «Отец был коммунистом, мать придерживалась умеренных взглядов. Только одна бабушка была верующая. Когда немного повзрослел, стал размышлять. Думал о том, что из хаоса выстроен такой порядок. Было логично предположить, что есть Замысел. А стало быть, есть носитель Замысла. На этой стадии я считал, что неважно, как верить в Бога. Буддист ты, мусульманин или иудей. Потом решил, что нужно уважать предков. Когда понял это, покрестился. Мне было 17 лет. Но и тогда я не носил креста». Весомым аргументом стало ухудшение здоровья после 30-ти. «Все болезни от нервов, а нервы в порядке, когда душа спокойна. Решил, что лечить и очищать нужно душу. Сам справиться не мог. Полгода я регулярно посещаю церковь и вижу эффект. Однозначно улучшилось здоровье. Лучше стали отношения с детьми. А то в последнее время было такое: не можешь найти правильное решение и тупо наказываешь. Можно сказать, мой путь — через физиологию».

Не менее важным в своем становлении Роман считает знакомство со служителем церкви. «Нехорошо ведь, когда у попа «Мерседес»? А они говорят: не суди, да не судим будешь. Меня не устраивали такие ответы. А этот знакомый сказал: да, нехорошо, что на мерседесах. Но в священниках частица святого духа и за грехи они ответят вдвойне». Столкновение представлений о церкви и реальности — для многих серьезный барьер. Священники призывают на пути к Богу «не смотреть по сторонам». «Никто не подойдет к вновь пришедшему, не скажет, как бывает в сектах: спасибо, что пришел, — говорит священник. — Не будет на гитаре играть и в глаза заглядывать. Люди думают: раз церковь, все тут святые. И оскорбляются, натыкаясь на сердитых бабушек у входа. Но здесь все люди, а не ангелы, разных людей объединяет церковь. И если ты идешь к Богу, ты мимо этой бабушки пройдешь, и придешь к Богу».

Иной мир

Чудеса — это одна из любимых тем религиозных людей. Они понимают, что для неверующих это простые совпадения, а сами не сомневаются: Бог помог.

Рассказ Александра пропитан верой в Бога. «Бабушка была верующая, утром и вечером молилась, слышал как она что-то шепчет себе под нос. Однажды высказал: ты же дремучая! Бога нет, даже я, такой маленький, это знаю. Бабушка сказала: дурачок, со временем все поймешь.

Когда мне было 15 лет, я оказался один в лодке среди Камы, рыбачил. И вдруг начался шторм. Я один в лодке, которую кидает, заливает. И вспомнилась мне бабушкина ритмовка: «отче наш…». Вроде буря, а на душе стало спокойно. И через минуту и погода изменилась: резко, как монету другой стороной положили. Солнце, голубое небо, Кама как зеркало. Выбрался на берег, отлежался, понял, какое чудо произошло. Но со временем все забывается…

21 год. Армия, учился в военном училище, нас отправили в качестве усиления в Карабах. Ночью шлепаем с товарищем по границе, снежок идет, у меня радиостанция работает. Слышу, что соседняя застава психует, слышны выстрелы. Потом сообщают координаты, куда движутся вооруженные люди. Наши координаты. Мы приняли позицию, готовясь умереть в бою. Уже слышим: шуршат в темноте, к нам приближаются. Палец на курке стал потеть. И снова вспомнилась молитва. И вооруженные люди сначала свернули, а потом пошли обратно. Там я себе и дал клятву: вернусь домой живым — покрещусь. Однажды гулял по городу, уже здесь. Деньжата тогда водились: яркая рубаха, золотая цепь. И забрел в Боровецкую церковь. Замер на пороге. Походил, посмотрел, вышел. В шоке был до вечера. Вспомнил свою клятву, и потом там покрестился».

Без перерыва на атеизм

Большинство нынешних прихожан — «новоприобретенные». В храм они приходят в силу разных обстоятельств: из-за перенесенных страданий, раздумий или благодаря чужому примеру. Те, кто с верой «родился» — скорее исключение из постсоветского правила.

Бабашка Татьяна рассказывает о себе, как четки перебирает: «Я с детства верю в Бога, и родители были верующие. Отец был очень религиозным, пел в церковном хоре. В гражданскую войну погиб. Мать со мной, маленькой, в Челны переехала, вышла замуж за вдовца, у него было трое сыновей. Тоже был очень религиозный человек. Мы недалеко от церкви, мечеть сейчас там стоит, поселились. Я девчонкой на службы бегала, смотрела, тянуло туда. Маленько годов было, но помню, как зорили ту церковь.

Я не знаю, почему люди не верят в Бога. Мне Бог всегда помогал. Со здоровьем плохо — читаю тропарь Казанской Божьей Матери. К приезду скорой всегда легче становится».
В 70-ом году Татьяне Андреевне поставили диагноз: рак. После лечения и операций болели ноги, она не могла ходить. Поехала в Сергач, на святой источник, вернулась оттуда со здоровыми ногами. Она подходит к иконостасу, рассказывает о спасенной ее семьей храмовой иконе, плачет, вспоминая, как прощалась с ней, отдавая в ближайшую церковь. Утирая слезу, бабушка Татьяна смотрит в глаза: «А сама-то веришь? Надо верить».

Ольга АРМИНЕН

Теги: Богчудоцерковьмолитвавера

Все новости раздела