Публикации

На какой день нужно хоронить усопшего?

На какой день нужно хоронить усопшего?
Дата:
18.06.2016
Все публикации автора
Автор:
Протодиакон Дмитрий Половников

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Мы так привыкли к тому, что похороны совершают на третий день, что малейшее изменение этого обычая вызывает множество вопросов. Но исследование этого вопроса приводит нас к неожиданным выводам.

Конечно, у нас нет церковных или государственных установлений, которые бы регламентировали порядок и сроки похорон. Нет такой регламентации и в общехристианских установлениях. Поэтому мы можем воспользоваться имеющимися указаниями на смерть в летописях и иных источниках. Некоторые сведения мы можем почерпнуть из воспоминаний западных путешественников, которые описывали обычаи московитов. Но, даже если указывается день смерти, лишь в нескольких случаях мы имеем сведения о времени самих похорон. За период ХI-ХVII вв. их чуть более сорока. Появление этой даты было связано с некоей задержкой похорон, связанной с перемещением тела, смутой, или иными обстоятельствами. Иногда дата похорон выделялась для придания повествованию большей подробности. Но даже из весьма ограниченного материала можно сделать определенные выводы. В большинстве случае похороны проходили в ближайшее время после времени смерти, в течение дня, или на следующий день после смерти.

В остальных случаях удлинение времени до предания земле связаны с перемещением усопших к месту своего захоронения. Хотя известны и другие причины переноса похорон.  В 1473 г. похороны князя Юрия Васильевича были отложены из-за отсутствия в Москве великокняжеской семьи. Юрий Васильевич умер 12 сентября, в субботу. Великий князь вернулся в Москву 16 сентября, в среду. В тот же день, немедленно по приезду великого князя, состоялось погребение. В 1175 г. тело Андрея Боголюбского было на следующий день после убийства положено в церковь, где оно лежало два дня и две ночи, так как смута в городе не позволяла произвести погребение.

«И так положил его в притворе, накрыв плащом, и лежало тут тело два дня и две ночи. На третий день пришел козьмодемьянский игумен Арсений и сказал: «Хотя мы и долго ждали старших игуменов, но долго ли этому князю лежать так? Отоприте мне церковь, отпою его и положим в гроб. А когда уляжется эта смута, то, придя из Владимира, перенесут туда князя». И пришли клирошане боголюбские, взявши тело его, в церковь внесли и вложили в каменный гроб, отпев над ним погребальные песни с игуменом Арсением вместе». (Повесть об убиении Андрея Боголюбского).

В традиции Киево-Печерского монастыря важным считалось скорое погребение усопшего. Так Феодосий Печерский рано утром 3 мая 1074 г., перед самой своей смертью, счел необходимым указать братии монастыря: «В ночь похороните тело мое», что и было исполнено монахами. А в Патерике этого монастыря есть несколько рассказов о чудесах, связанные со временем похорон. Первый рассказ говорит об Афанасии Затворнике. Сам Афанасий был монахом строгой жизни, но он заболел и умер. Тело его омыли, приготовили к погребению, но так как он был очень беден, то монахи в небрежении не похоронили его, оставив лежать в кельи. Так усопший и пролежал два дня без погребения. Ночью игумену обители было явление — он слышал голос, который говорил: «Человек Божий Афанасий два дня лежит непогребенным, а ты об этом не заботишься». Как только наступило утро, игумен с братиею поспешили к умершему, чтобы исправить свою оплошность и совершить его погребение, но вдруг увидели его воскресшим.

В другом рассказе, о преподобном Марке пещернике рассказывается о двух случаях, когда этот святой подвижник не успевал сделать место для погребения усопших братий монастыря в день их смерти. В первом случае могила была столь узкой и нерасширенной, что не позволяла ни поправить одежды на усопшем, ни возлить елей. Тогда Марк сказал мертвому: «Так как тесна могила эта, брат, окропись сам: возьми елей и возлей на себя». Мертвый же, приподнявшись немного, протянул руку, взял елей и возлил себе крестообразно на грудь и на лицо, потом отдал сосуд и перед всеми сам оправил на себе одежды, лег и снова умер. В следующий раз тот же монах Марк, не успевая закончить своей работы, попросил мертвого воскреснуть и прожить еще сутки.

Потом другой брат, после долгой болезни, умер. Некто из друзей его отер тело губкой и пошел в пещеру посмотреть могилу, где будет лежать тело друга его, и спросил он о ней блаженного. Преподобный же Марк ответил ему: «Брат, пойди, скажи брату: «Подожди до завтра, я выкопаю тебе могилу, тогда и отойдешь от жизни на покой». Пришедший же брат сказал ему: «Отче Марко, я уже губкой отер мертвое тело его, кому мне велишь говорить?» Марк же опять сказал: «Видишь, могила не докончена. И как велю тебе, иди и скажи умершему: «Говорит тебе грешный Марко: брат, поживи еще этот день, а завтра отойдешь к возлюбленному Господу нашему. Когда я приготовлю место, куда положить тебя, то пришлю за тобой».

Послушался пришедший брат преподобного, и когда пришел в монастырь, то нашел братию совершающей обычное пение над умершим. Он же, став пред мертвым, сказал: «Говорит тебе Марко, что не приготовлена еще для тебя могила, брат, подожди до завтра». Удивились все словам таким. Но только что произнес их пред всеми пришедший брат, тотчас мертвый открыл глаза и душа его возвратилась в него, весь тот день и всю ночь пробыл он с открытыми глазами, но никому ничего не говорил.

На другой день тот брат, который ходил к Марку, пошел в пещеру, чтобы узнать, готово ли место. Блаженный же сказал ему: «Пойди и скажи умершему: «Говорит тебе Марко — оставь эту временную жизнь и перейди в вечную, вот уже место готово для принятия тела твоего, предай Богу дух свой, а тело твое положено будет здесь, в пещере, со святыми отцами». Пришел брат, сказал все это ожившему, и тот пред всеми, пришедшими посетить его, тотчас сомкнул глаза и испустил дух. И положили его честно, в предназначенном ему месте в пещере. И дивились все такому чуду: как по одному слову блаженного ожил мертвец и по повелению его снова преставился.

Сходный сюжет находим в «Слове о князьях» — произведении второй половины XII века. Согласно этому тексту, после смерти князя Давыда Святославича его перенесли в построенную им церковь Бориса и Глеба. Отпел епископ князя, а гроб ему еще не был готов. Сказал тогда епископ: «Уже солнце заходит, — завтра похороним его». Услышав эти слова, сидящие у князя вышли и, вернувшись назад в церковь, поведали епископу: «Солнце не заходит, но во едином месте стоит». Подивился епископ и восхвалил Бога. Когда камень сровняли и положили князя в гроб, — тогда солнце зашло.

Как мы можем увидеть, данные чудеса совершаются для того, чтобы соблюсти суточный срок между смертью и погребением. При этом сам срок воспринимается как некая норма и случаи длительного разрыва между смертью и похоронами воспринимаются как отступления от данной нормы. Остается задать вопроса, на чем же могла базироваться данная норма. Надо сказать, что быстрые похороны присущи различным религиозным традициям. В этом сказывалось как архаичная боязнь смерти и мертвого человека, так и меры элементарной предосторожности, особенно в жарких странах, где тело усопшего достаточно быстро начинало разлагаться. Но для христианина есть тот образец, который задает ориентир в жизни верующего — это земная жизнь Иисуса Христа. Смерть Господа на Кресте является ключевым событием мировой истории и ориентация на него может быть прослежена во многих произведениях как общехристианской, так и древнерусской литературы. Захоронение тела Христа состоялось в соответствии с требованиями иудейской религии, в день его смерти, т. е. менее чем через сутки. Возможно, что именно ориентацией на этот значимый образец вызвано восприятие краткого, в течение суток, срока погребения, как нормы.
Творцом новой традиции трехдневного срока между смертью и погребением является Петр Первый. 28 января 1704 г. вышел указ императора о порядке погребения умерших. В нем говорилось:

«Умерших всяких чинов мужеска и женска пола, которые будут надлежать к погребению у святых церквей, и тех до трех дней не погребать, а выносить их из домов в церкви, и в третий день их погребать по обыкновению».

Данный указ предписывает не погребать усопших прежде третьего дня. При этом требуется нахождение тела усопшего во время промежутка до похорон в храме. Как видно, Петр I законодательно вводит новую норму, отходя от предыдущего обычая, погребать тело в течение суток после смерти. В самом указе никак не объясняются причины его появления. Но можно говорить, что царь не стремился соблюсти традиции русского Православия. Цель у этого указа была иная. Возможно, что выяснить причины этой новации Петра I помогут более поздние этапы законотворчества. В «Уложении о наказаниях уголовных и исправительных» — первом уголовном кодексе Российской империи, подписанном императором Николаем I в 1845 году в статье 1081 трехдневный срок между смертью и похоронами также вводится как обязательный. Текст статьи разъясняет причину столь жесткой регламентации срока похорон. Если человек будет похоронен раньше трехдневного срока и: «… впоследствии окажется, что похороненный таким образом человек находился в летаргическом сне или в припадке оцепенения, принятом за смерть, и умер от преждевременного погребения, то виновный в сем приговаривается...» и дальше приводиться перечень наказаний.

Объяснением нормы погребения на третий день является опасение похоронить человека еще живого. Думается, что плодотворно будет сравнить этот факт с наблюдениями французского исследователя Филиппа Арьеса. Он отмечает, что уже со второй половины XVII века, а особенно в XVIII — первой половине XIX века на западе Европы умами овладевает, по его определению, «всеобщая паника», «страх быть похороненным заживо, очнуться от долгого сна на дне могилы». В обществе начинает распространяться множество историй об оживших покойниках. Эти страхи проникли и в Россию. Известно, что страх быть похороненным заживо преследовал Н.В. Гоголя. «Мнимая смерть» как литературный мотив используется в таких широко известных и вроде бы далеких от нашей темы произведениях, как сказка «Спящая царевна» В.А. Жуковского, «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» А.С. Пушкина и другие. Летаргия стала «общим местом» культуры.

Приведенный выше текст «Уложения о наказаниях» позволяет утверждать, что именно эта фобия, охватившая всю Европу, стала причиной жесткой регламентации срока похорон в российском законодательстве середины XIX века. Срок в три дня восходил, безусловно, к приведенному выше Указу Петра I от 28 января 1704 г. Но не исключено, что и сам этот указ был вызван теми же причинами. А трехдневный срок до похорон преследовал цель наглядно увидеть, что человек умер. К третьему дню необратимые изменения тела усопшего будут уже явно видны. И именно этот факт неопровержимо указывает на действительную смерть. И здесь указ Петра I почти на столетие опередил появления моргов, специальных хранилищ, где тела усопших оставались вплоть до начала разложения. Так церковь выполняла не только функции современных ЗАГСов, но и моргов.

Тем не менее, к концу XIX века страхи мнимой смерти сошли на нет, но процесс сакрализации трехдневного срока похорон зашел так далеко, что он стал общепринятой нормой.

Теги: Похороныправославные традицииотпеваниевечная память

Все новости раздела