Публикации

Непрославленный святой

Непрославленный  святой
Дата:
22.12.2018
Все публикации автора
Автор:
Екатерина Русина

Версия для печати

Добавить на Яндекс

В московском метро столько обреченных лиц. Они куда-то бегут, толкаются, закрываются газетами, тыкают пальцами в телефоны и планшеты. Кажется, что мир очерствел, люди перестали замечать друг друга, не успевают жить. В этой суете сложно обрести хоть малую каплю духовности или проникнуться благодатью.

Но вот однажды я увидела книгу Валентина Амфитеатрова «Я плакал о всяком печальном». Долго рассматривала, думала — что у меня общего с жизнью этого строгого на вид мужчины в рясе? Наверное, такие книги читают какие-то особенные люди — ну там монахи, послушники или те, кто молится без конца. А я-то что? Да какая разница, можно и попробовать. И вот у меня в руках толстая книга с жизнеописанием батюшки Валентина.

Сразу скажу, что книга меня потрясла. И мне хотелось бы, чтобы как можно больше людей разделили со мной любовь к этому удивительному человеку.

Вот основные факты из жизни великого пастыря.

Валентин Николаевич Амфитеатров родился 1 сентября 1836 г. Род Амфитеатровых издревле нес священническое служение, из него произошли: ныне прославленный в лике святых великий митрополит Киевский Филарет, доктор богословия, архиепископ Казанский Антоний, профессор Московской Духовной Академии Егор Васильевич Амфитеатров, и многие другие известные духовные лица. Само собой, что в таком роду дети воспитывались благочинно и с детства впитывали церковные традиции. Как рассказывал отец Валентин, в раннем детстве родители ежедневно причащали его Святых Таин.

Проучившись в Орловской и Киевской Духовных Семинариях, и окончив Московскую Духовную Академию, Валентин Николаевич был назначен инспектором и учителем Калужского Духовного Училища, а затем переведен в Калужскую духовную семинарию учителем всеобщей и русской истории и греческого языка.

17 июля 1860 года Валентин женился на Елизавете Ивановне Чупровой, вскоре после чего был посвящен во диакона, а на следующий день принял сан иерея. Он чтил годовщины своих хиротоний, дарил в эти дни детям серебряные монеты со словами: «Это от диакона», а на следующий день: «А это уже от священника».

Служение батюшки Валентина началось в храме Благовещения Пресвятой Богородицы, куда он был назначен сразу после рукоположения, и очевидно, что Пресвятая Дева всегда являла ему особое попечение. Через четыре года молодого священника перевели на служение в Лихвинский кафедральный собор с одновременным назначением благочинным г. Лихвина, в 1866 г. он был возведен в сан протоиерея. Духовные власти неоднократно объявляли отцу Валентину благодарности за служение церкви и удостаивали его церковных наград.

Батюшка говорил, что в семейной жизни своей он имел поддержку, понимание и был един духом со своей супругой, с которой они имели четверых детей — сына Александра и дочерей Александру, Веру и Любовь.

Из Калужской епархии Валентин Амфитеатров был направлен в Москву, где был назначен настоятелем храма святых равноапостольных Константина и Елены, находившегося у подножия Кремлевского холма, в некотором удалении от жилых домов. Несмотря на то, что в храме находился чудотворный образ Божией Матери «Нечаянная Радость», батюшке часто приходилось служить в почти пустом храме. Именно с прославления чудотворной иконы и начал ревностный пастырь возрождение храма. Многие прихожане отмечали, что с началом служения отца Валентина в храме установилась теплая и благодатная атмосфера. Вскоре икона прославилась множественными чудесными исцелениями, отчего храм стали называть в честь иконы — «Нечаянная радость» и даже в будние дни там стало тесно.

На протяжении восемнадцати лет отец Валентин ежедневно служил Литургию без диакона, после чего совершал моление с акафистом перед чудотворной иконой «Нечаянная Радость». Записок на поминовение порой было так много, что начинавшееся в девятом часу служение заканчивалось в третьем. Несмотря на длительность богослужений, народ оживленно участвовал в них, так как все были воодушевлены горячей молитвой отца Валентина, тем, как искренне просил он Божию Матерь о помиловании всех верующих, вносил характерные черты в ход службы, касался голов прихожан Святым Евангелием, читал удивительно мудрые проповеди. Часто он сам заговаривал с кем-либо из прихожан о том, что их больше всего волновало. Вразумлял, помогал советами, молитвами и даже деньгами, с утра до ночи. От его глаз невозможно было скрыться — в толпе он сам находил тех, кто никак не мог протиснуться к нему за помощью, и тех, кто хотел избежать его грозных поучений и наставлений.

Первой жизнеописательницей отца Валентина стала святая новомученица Анна Зерцалова, одна из ближайших духовных дочерей батюшки, которая знала его на протяжении нескольких десятилетий и в 1937 году была расстреляна на Бутовском полигоне. Она писала, что протоиерей Валентин был семейным человеком и потому прекрасно понимал жизненные трудности своих духовных чад, помогал им сохранить мир в семье, наставлял и поддерживал. Еще при жизни Господь даровал батюшке Валентину дар прозорливости, исцеления, старчества. Никто не уходил от батюшки без утешения.

В 1880 году супруга отца Валентина, Елизавета, скончалась от чахотки, и на руках у тогда еще молодого священника осталось четверо детей. В воспитании ему весьма помогала сестра Елизаветы Ивановны, Мария. Отец Валентин же теперь более сосредоточился на пастырском служении и воспитании духовности своих чад. Одним из важнейших средств очищения души батюшка считал частое причащение Святых Таин, и говорил: «Тот, кто не часто причащается, дает большую власть над собой диаволу, и диавол волю над ним принимает и ведет его на все злое».

«Кого кротко, ласково вразумлял, исправлял, кого строго наказывал, обличал при всех за лень и нерадение, — пишет новомученица Анна. — И всем чадам своим он советовал как можно чаще прибегать к Таинству Причащения».

Очередь желающих попасть на беседу или исповедь к батюшке была иногда столь велика, что ему приходилось служить по семнадцать часов подряд! Однако, брал он не по очереди, а кого считал нужным, говоря: «Я тех беру, кого мне Сам Господь велит взять». Многим он говорил: «Я знаю день твоего рождения и день твоей кончины», и требовал полной и искренней исповеди, впервые пришедшим к нему он часто описывал их жизнь с самого детства так подробно, что человек не мог и слова сказать от удивления. У порога храма часто ждала его такая огромная толпа, что он властно раздвигал ее со словами: «Пустите, пустите!», но если видел у кого особую нужду, останавливался и ласково беседовал.

Отец Валентин отчетливо видел нужду каждого пришедшего, среди которых были простые крестьяне, князья, знатные господа и дамы. Часто он благословлял на монашество тех, кто и не думал посвящать свою жизнь Господу, и впоследствии благословение его претворялось в жизнь, другим же, пришедшим просить о принятии пострига, он строго-настрого отказывал. Также было и во всех житейских вопросах.

20 июля 1908 года батюшка Валентин тихо отошел ко Господу. Перед кончиной он завещал похоронить его на Ваганьковском кладбище рядом со своей супругой Елизаветой Ивановной. Примечательно, что он просил выкопать могилу необычно глубокой (есть сведения, что около пяти метров глубиной), что и было сделано. За похоронной процессией следовала многочисленная толпа, полностью заполнившая улицы.

«Приходите ко мне на могилку...» — завещал батюшка своим духовным чадам. Множество невероятных исцелений и чудес произошло по молитвам к батюшке и после его кончины.

В конце этой книги есть подробная схема, как добраться до могилы Валентина Амфитеатрова на Ваганьковском кладбище в Москве. После прочтения невероятной истории великого пастыря мне не терпелось побывать там. Не верилось, что я могу так просто попасть туда, что я живу в городе, где служил такой великий человек, и что ныне можно обратиться к нему и почтить в самом центре Москвы.

Как выяснилось, завещание батюшки Валентина о том, чтобы могила его была так глубока, было не случайным. В годы репрессий могилу сровняли с землей, а позже устроили на этом месте братскую могилу, чтобы прекратить паломничество к отцу Валентину. В наши дни уже две могилы батюшки находятся на территории мемориального комплекса буквально в метре друг от друга, так как точное местонахождение места захоронения до сих пор неизвестно. Одна могила украшена небольшим белым каменным крестом, другая же — деревянным, высоким, с большой оградой. У той и другой могилы всегда молятся великому пастырю москвичи и паломники, служатся панихиды, стоит множество цветов, ведь в народе уже давно он почитается как чудотворец.

Решение о прославлении Валентина Амфитеатрова в лике святых было принято еще в 1998 году, однако, препятствием является недоступность обретения его мощей, ведь он погребен под братскими захоронениями на большой глубине. Однако, это не мешает сотням верующих получать благодатную помощь и поддержку великого пастыря.

Расскажу о своих визитах к батюшке Валентину на его могилу.

Изучив подробную карту, я направилась на станцию метро «Улица 1905 года», откуда лежит дорога к Ваганьковскому кладбищу. На улице лето, светит солнце, людей на Большой Декабрьской улице почти нет, только усталые продавцы магазинов ритуальных услуг, которыми она усыпана, с надеждой следят за моей траекторией. Выбираю ярко-красные гвоздики (почему гвоздики, я ведь никогда их не любила?!), с некоторым волнением подхожу к воротам кладбища. Меня встречает старинный Храм Воскресения Словущего, утопая в густой листве тополей. Впереди длинная аллея, заполненная мудреными памятниками известных артистов, спортсменов. Вижу указатель «К могиле протоиерея Валентина Амфитеатрова и братским захоронениям». Атмосфера мне была незнакома и не очень понятна, к горлу подкатывал тяжелый ком, когда видела могилы молодых людей и детей, улыбающихся с красочных фото памятников...

И вот вдалеке показался высокий деревянный крест желтоватого цвета, на душе стало радостно — как будто я иду к живому пастырю, о котором прочитала столько удивительных историй, всколыхнувших мою веру. У могилы стоят несколько женщин, все с цветами, одна с молитвословом. Неловко ставлю гвоздики в переполненную цветами оградку, отхожу в сторону, чтобы не мешать тем, кто пришел раньше меня. Скоро все расходятся. А я долго смотрю на фото батюшки, улыбаюсь, вспоминаю, какой любовью горело его сердце к своим духовным чадам. В голове не укладывается, насколько близким оказался путь от страниц его жизни до моей встречи с этим местом. Слева от креста вижу небольшой белый крест и фото отца Валентина, рядом горят свечи, лежат цветы и многочисленные записки. Тут же висит табличка «Просьба не зажигать свечи на могиле». На оградке около большого креста висит табличка с надписью «Большая просьба крест руками не трогать, появились трещины. Давайте вместе сохранять святыню. Касайтесь оградки. Спасибо». Также указано, что в этой оградке покоятся супруга батюшки — Елизавета Ивановна и ее сестра Мария.

В то время состояние мое было весьма тяжелым, меня ослабила болезнь. Также мне предстояло решить вопрос с жильем — оставаться ли в своей съемной квартире или переехать в комнату. Да и вообще — оставаться ли в Москве или переехать в другой город? Мыслей в голове было много. Простояв около получаса, я, наконец, начала говорить с батюшкой, как с живым. Поведала о своих переживаниях и попросила утешить меня, как он делал это часто со всеми приходящими к нему. Тем временем приходили и уходили люди, ставили цветы, касались оградки с закрытыми глазами. Все уходили, а я стояла, пытаясь почувствовать близость великой любви пастыря. Потом ушла и я. Однако, уходила неохотно. Так светло и тепло было на душе рядом с могилой. Была и печаль, но какая-то добрая. Кто бы мог подумать, что так хорошо может быть на кладбище.

Домой я ехала спокойно, не раздумывая ни о чем. А переступив порог квартиры, поняла, что уезжать отсюда не хочу. Выбросила все выписанные объявления об аренде комнат. Всё вдруг встало на свои места. Пришло ощущение, что новая жизнь только начинается, что все мои волнения были пустыми. Мысленно я благодарила батюшку за помощь.

С тех пор я часто приезжала на могилу отца Валентина. Иногда стояла подолгу, рассказывая о своих проблемах, просила вразумить и укрепить в вере. Иногда молча ставила цветы, выражая свое почтение, стояла, наблюдая за многочисленными людьми, приходящими помолиться московскому чудотворцу. Иногда с креста пропадало фото батюшки — видимо, кто-то хотел забрать себе частичку святыни.

Однажды зимой было мне невыносимо одиноко и тяжело на душе. Съедали рутина, тоска, одиночество. Потянуло к батюшке. Как обычно, купив цветы, я направилась к кладбищу. Однако, с удивлением и досадой обнаружила, что оно закрыто. Прошла вдоль забора ближе к тому месту, где находится могила и встала, вглядываясь в многочисленные памятники и кресты, покрытые снегом. Около десяти минут я стояла молча, не зная, что делать — уйти, так и не поговорив с батюшкой? И тут мне вспомнилось из книги о нем, как из многочисленной толпы он выбирал того, кто особо нуждался в его помощи, как находил его, пробирался к нему, властно раздвигая толпу. И подумалось мне, что и сейчас он слышит меня, знает, что я пришла к нему, хоть и не смогла подойти к могиле. Тогда я протянула руку за забор и положила цветы на снег. Около часа потом я стояла и разговаривала с батюшкой, слезно прося меня утешить. Прохожие странно смотрели на меня, не понимая, с кем я говорю. Но разве могло это помешать мне, глубоко уверенной, в том, что он слышит меня? И в этот раз отец Валентин не оставил меня без своей поддержки. Вновь уходила я от него спокойная и вновь обретшая упование на Волю Божью.

Спустя полгода я переезжала из Москвы. Все мои вещи уже были отправлены грузом в другой город. Билет на вечерний поезд был у меня в руках. Конечно, я поехала попрощаться с батюшкой и поблагодарить за многократную помощь. Был теплый августовский день, пахло свежестью после дождя. Около могилы стояло несколько человек. В оградке не было места, чтобы поставить цветы — недавно был день поминовения пастыря, и люди вот уже вторую неделю постоянно несли на могилу охапки цветов. Я стояла, думая о том, сколько еще людей узнают о Валентине Амфитеатрове, как первый раз придут сюда, на это светлое место, указанное им самим, где так ясно чувствуется его благодать и поддержка. Сколько еще человек получат от него чудесные исцеления, уверуют, укрепятся и воспрянут духом. Сколько тех самых обреченных лиц из московского метро вновь увидят радость жизни, придя к Господу по молитвам великого пастыря, отца Валентина.

И сейчас, вдалеке от могилы батюшки, я знаю — он слышит все обращенные к нему молитвы. Только верьте, только придите.

Батюшка Валентин, моли Бога о нас!

* Биографические данные взяты из книги «Я плакал о всяком печальном» (Г.А. Александрова, Е.Н. Викторова, 2011).

Использованы фото из открытых источников в сети Интернет

Теги: протоиерей Валентин Амфитеатровжизнеописаниесвященниксвятые

Все новости раздела