Публикации

Отец Игнатий

Отец Игнатий
Дата:
25.11.2016

Версия для печати

Добавить на Яндекс

В Богоявленском храме города Менделеевска костяк православной общины составляют потомки большой и дружной семьи Мессеевых. Старинный род этот, корни которого происходят из кряшенской деревни Сетяково Менделеевского района (в прошлом Елабужского уезда Вятской губернии) славен тем, что из него вышло немало учителей и священнослужителей. Заслуженное уважение среди своих земляков и искреннее почитание прихожан снискали священники Игнатий Месеев, служивший на территории Елабужского уезда и района в первой четверти 20 века, Владимир Мессеев (племянник отца Игнатия), служивший в Богоявленском храме в годы его восстановления в конце 20 века, диакон Михаил Игнатьевич Месеев (сын отца Игнатия), который погиб на фронте в годы Великой Отечественной войны.

Диакон Михаил Месеев (слева), священник Владимир Месеев

Жизненные пути священнослужителей из рода Месеевых сложились по-разному, но наиболее сложная и драматичная судьба, полная серьезных испытаний, выпала священнику Игнатию Федоровичу Мессееву, который в сложные годы разгула богоборческой власти стал священником и пострадал за веру. К сожалению, до сих пор не установлено время его смерти и неизвестно место его захоронения. И все же очень хочется верить, что по молитвам многочисленных сродников Игнатия Месеева удастся найти место, где он обрел свой последний земной приют.

Семейство Месеевых

Игнатий Федорович Месеев родился 15 декабря 1873 года в деревне Сетяково Елабужского уезда Вятской губернии в крестьянской семье. Этот факт нашел свое документальное отражение в метрической книге Богоявленской церкви села Тихие Горы, где в записи № 64 за 1873 год говорится о том, что 15 декабря родился, а 16 декабря был крещен младенец Игнатий. Из записи также следует, что «родители его, «деревни Сетяковой старокрещен из татар, Федор Константинов и законная жена его Марфа Семеновна, оба православные». В восприемниках Игнатия значились «крестьянин Дмитрий Фомин Пономарев из деревни Сетяковой, старокрещенина из татар Данила Павлова дочь Ефрасиния».  Крестил младенца Игнатия священник Богоявленской церкви Константин Трапицын с диаконом Алексием Татауровым и дьячком Григорием Кудрявцевым.

Детство Игнатия Месеева прошло в деревне Сетяково, которая относилась к приходу села Тихие Горы. Семья Месеевых была верующей, и мальчик с самых юных лет был приобщен к красоте православных богослужений, на которые ходил вместе с родителями. Начальное образование он получил, скорее всего, в сельской школе.

Образовательная и миссионерская деятельность среди кряшенского населения, или, как их тогда называли «старокрещеных татар», и других народов Поволжья, основанная на опыте Николая Ивановича Ильминского [1], была поставлена в то время на высокий уровень. Это позволило многим молодым людям, выходцам из кряшенских деревень, получить отличное образование в Казанской центральной крещено-татарской школе. Выпускники этого  учебного заведения после получения диплома становились учителями или священнослужителями. Не был исключением и Игнатий Месеев, в 1893 году окончивший эту школу со званием учителя.

В 1895 году Игнатий Месеев был призван к исполнению воинской повинности. По результатам проводимой жеребьевки юноша был зачислен по первому призывному участку Елабужского уезда в ратники ополчения первого разряда до достижения 43-летнего возраста (до 1 января 1917 года) [2] — то есть, говоря современным языком, до обозначенного срока находился «в запасе» и мог быть в любой момент призван на военную службу.

Свою преподавательскую деятельность Игнатий Месеев начал в Брюшлинской школе грамотности, а впоследствии был переведен в подобную школу в село Байтуганово. По месту службы молодой педагог характеризовался только с самой положительной стороны.

17 мая 1896 года Игнатий Месеев женился. В выписке из церковной книги [3] Петропавловской церкви села Умяк Елабужского уезда имеется запись о том, что «крестьянин Кураковской волости села Сетяково Игнатий Федоров первым браком» сочетается с «Малмыжского уезда Ципьинской волости деревни Первой Дурги крестьянина из татар старокрещен Димитрия Емельянова дочерью Александрой». Поручителями по жениху были: крестьяне села Сетяково Еремий Данилов и Михаил Семенов; по невесте — села Умяка крестьянин Стефан Андреев Бабушкин и полицейский урядник Александр Павлов Горюнов. Венчал молодых священник Стефан Емельянов с псаломщиком Дмитрием Куглеевым.

Проработав учителем в течение 10 лет, Игнатий Месеев переехал в Тобольскую губернию, где был посвящен в псаломщики. Назвать истинные причины переезда семьи Игнатия Месеева в Сибирь сегодня крайне сложно, можно лишь с большой долей вероятности предположить, что перемена места жительства была продиктована интересами миссионерских программ того времени.  

Отслужив в Тобольской епархии более двух лет заштатным псаломщиком и находясь на этой должности в постоянной нехватке средств на содержание семьи, Игнатий Месеев принимает решение вернуться в Вятскую губернию — в свою родную деревню Сетяково.

С этого времени начинается череда назначений и перемещений. С 28 октября 1908 года он назначается псаломщиком в село Малая Пурга Сарапульского уезда. 30 января 1909 года Игнатий Месеев перемещается к церкви села Булай Зюмьи того же уезда. 5 июня 1912 года следует назначение к церкви села Кураково Елабужского уезда, а 14 июля 1915 года — перемещение к церкви села Умяк того же уезда. Почти через год службы в селе Умяк, 2 июля 1915 года, Игнатий Месеев был рукоположен в сан диакона с оставлением на занимаемой должности по 2 августа 1916 года, после чего последовало его перемещение к Свято-Троицкой церкви села Татарские Челны Елабужского уезда.

Петропавловский храм села Умяк

Спустя несколько лет Игнатий Месеев был рукоположен в сан священника. Он был приведен к присяге 23 августа 1919 года священником Сарапульской Николаевской единоверческой церкви Алексием Волковым. 24 августа 1919 года в Сарапульской Троицкой церкви диакон Игнатий Месеев Епископом Сарапульским Алексием (Кузнецовым) во время литургии был рукоположен в сан священника и отбыл в село Архангельское Елабужского уезда.

Согласно послужному списку священника Игнатия Месеева, по сведениям на 1919 год в семье у него было 6 детей: Вениамин Месеев, 1898 г. р., бывший псаломщиком и мобилизованный в отряды Красной Армии в годы Гражданской войны; Михаил Месеев, 1901 г. р., работавший учителем и ставший впоследствии диаконом; Надежда, 1903 г. р., Анна, 1905 г. р., Георгий, 1908 г. р. и Гурий, 1913 г. р.

В последующем отец Игнатий служил в разных селах Елабужского уезда, но проследить все его перемещения уже невозможно. Известно лишь, что в 1921 году он был назначен священником к церкви в селе Большая Ерыкса Елабужского района. Дальнейшие перемещения его по службе до 1930 года неизвестны. Понятно одно: несмотря на гонения, засилье обновленчества, Игнатий Месеев остался верен своему священническому долгу, продолжал служить и в итоге в 1930 году был репрессирован в Мензелинском уезде, где проживал в селе Верхние Юшады.

Из материалов архивного уголовного дела на священника Месеева Игнатия Федоровича стало известно, что он был арестован 5 марта 1930 года органами ГПУ ТАССР по Мензелинскому кантону с обвинением в проведении антиколхозной агитации (ст. 58-10 УК РСФСР). Решением судебной тройки ГПУ ТАССР от 17 марта 1930 года Месеев И.Ф. был заключен в концлагерь сроком на пять лет.

Священник Игнатий Месеев

Из разрешенных для ознакомления документов архивного уголовного дела известно, что 18 января 1930 г. в селе Верхние Юшады Мензелинского района ТАССР «конный милиционер Н. Мазинской волмилиции допросил в качестве обвиняемого Месеева Игнатия Федоровича, «духовно служащего», «жена, 1 дочь 22 лет», временно проживающего в с. Верхние Юшады:

«По делу показываю: прибыл в село Юшады в октябре месяце, перед Покровом. Не являлся на регистрацию в ВИК и с/с до 13 января и не считал нужным, т.е. не знал порядка. Я знал, что церковь считается прикрытой. С некоторыми членами церковного совета я безусловно беседовал на тему открытия церкви, и приступить к служению.

Сбор хлеба с населения производила жена, некоторые давали мяса. В отношении семян не так давно я говорил, видимо, дома, не помню, у кого и о ком я говорил, и для чего семена крупные, и для чего мелкие, был разговор про них, только вот и что какие семена должны сеять.

Что меня побудило спросить варианты сортировки семян, не помню сам (но не вел агитацию). Ошибка в том, что собрали хлеба без разрешения с/с, и нужно было собрать меньше, или же не надо было возить домой, я не знал, что в амбаре хранится наш хлеб 3 мешка, знала жена.

До сего времени были случаи хождения по дворам, крещения детей на дому, без санкции с/сов. Это признаю за ошибку, я не знал, что церковь закрытая.

Сбор хлеба производили в нескольких деревнях, … царских денег и портретов царя себя виновным признаю, это не считал нужным уничтожения, а также хранил деньги Вр (еменного) Пр (авительства), и Керенского, медные деньги, франки, для переплавки на кружки или другие вещи.

…хранилось, наверное забыл послать их уничтожить, хранились как черновики. Полученное отношение в 1928 г. от благочинного Котельникова, в … руководства над церквами ..и обсуж. все возможных вопросов религии….. ничего не навожу.

Нужно было о сборе хлеба вопрос санкционировать с с/сов, но я эту ошибку принимаю на себя, потому что хлеб собирал не за службу, хлеб весь собрали с прихода». (стр. 14 уг. дела).

Показания приводятся в том виде, в каком они представлены в уголовном деле. Поражает безграмотность человека, точнее милиционера, который записывал эти сведения.

3 марта 1930 года ГПУ АТССР по Мензелинскому кантону, «рассмотрев материал дознания по обвинению священника дер. Верхние Юшады, Н.-Мазинской волости… Месеева Игнатия Федоровича по ст. 58-10 УК» нашли, что «Месеев во время проведения посевной кампании в 1929-1930 году вел агитацию среди населения, что сортировать семена не нужно: «Раньше не сортировали, а бывало хлеба больше, все были сыты», а сам производил сбор хлеба с населения, который спрятал, этим тормозил хлебозаготовки и посевную компанию, т. е. он совершил деяние, предусмотренное ст. 58-10 УК по которому требуется предварительное следствие». Так органами Мензелинского ГПУ было начато предварительное следствие. В тот же день для «Мисеева И.Ф.» была избрана мера пресечения в виде содержания в Мензелинском исправдоме, так как «оставление на воле социально-опасно».

Священник Игнатий Месеев был арестован 5 марта 1930 года и после недолгих следственных действий направлен в ГПУ ТАССР. В Казани было проведено судебное заседание Тройки Г.П.У. ТАССР.

Вот выписка из Протокола № 65 от 17 марта 1930 года:

«Слушали: Дело № 778 по обв. МИСЕЕВА Игнатия Федоровича по ст. 58/10 УК.

Постановили: МИСЕЕВА Игнатия Федоровича заключить в концлагерь, сроком на ПЯТЬ лет. Дело сдать в архив».

Так закончилось уголовное дело священника Игнатия Месеева. Установить место отбывания им ссылки и дальнейшую судьбу в заключении до сих пор, несмотря на проведенные архивные изыскания, не представляется возможным. Поиски в основных архивах, располагающих сведениями о заключенных в период 30-х годов прошлого века, пока не дали положительных результатов. Скорее всего, учитывая уже немолодой возраст священника на момент помещения его в концлагерь, а было ему в ту пору 57 лет, общую болезненность, изнуряющий труд узников и непригодные для жизни условия заключения, Игнатий Месеев мог погибнуть в лагере, что подтверждается и семейными преданиями. Но, что несомненно, отец Игнатий пострадал за веру и смиренно нес свой крест.

Диакон Алексий КОМИССАРОВ,
Богоявленский храм, г. Менделеевск

[1] Николай Иванович Ильминский (23.04.1822 — 27.12.1891) — миссионер, педагог, выдающийся деятель не только Поволжья, но и всего нашего Отечества, который существенно повлиял на форму просвещения нерусского населения России. Он сформировал свою знаменитую педагогическую систему, явился инициатором возникновения национальной интеллигенции кряшен (крещеных татар), чувашей, черемисов (марийцев), мордвы, вотяков (удмуртов). Но, прежде всего, следует признать его человеком Церкви, всю свою жизнь радевшим о Ее распространении и укреплении.

[2]  Свидетельство к явке об исполнении воинской повинности. ЦГА УР, ф.245, оп. 1, д. 4612, л. 5-5 об.

[3]  Выписка из метрической книги села Умяк за 1896 год. ЦГА УР, ф.245, оп. 1, д. 4612, л. 34.

Все новости раздела




 

 
 

 

  • Материалы партнеров