Публикации

Надеждины

Надеждины
Дата:
06.11.2014

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Предлагаем вашему вниманию рассказ о том, как икона «Всех скорбящих радость» стала семейной в семье Надеждиных. Его написала в газету «Казанские Епархиальные ведомости» в 1997 году Маргарита Александровна Надеждина, одна из самых давних прихожанок нашего храма. 11 февраля 2012 года на 90 году жизни она отошла ко Господу, но на память от нее остался рассказ, повествующий о нелегком жизненном пути ее семьи.

Митрополит Анастасий и Маргарита Надеждина

В Набережных Челнах я живу всего полгода, переехала сюда из бывшей Тамбовской губернии. Мои деды, прадеды, прапрадеды были священнослужителями — все ветви нашего рода и по материнской, и по отцовской линиям: Дмитриевские, Монастырские, Казанские, Кипарисовы... Многие из них преподавали в Тамбовской Духовной семинарии.

И вот, читая вашу газету, я вспомнила многое, о чем мне когда-то рассказывала бабушка, матушка Надежда Ивановна. Один замечательный случай из жизни нашей семьи я и хочу поведать.

В 1899 году умер мой прадед, отец Иоанн, священник храма в с. Грачевка, что в 60 километрах от Тамбова. Осиротела семья из девяти человек. Чтобы не потерять приход, надо было одну из дочерей отдать замуж за молодого человека, окончившего курс обучения в семинарии. Именно так бабушка рассказывала нам, внукам ее; ведь без прихода семья священника просто останется без средств к существованию. И вот моя бабушка Надя со своей мамой отправились в Тамбов к нашим многочисленным родственникам — священнослужителям искать жениха, то есть преемника на приход после смерти моего прадедушки отца Иоанна. Было много молодых людей, окончивших семинарию, и невеста — моя бабушка — всем нравилась. Но когда узнавали, что осталась осиротевшая семья из десяти человек, жениться отказывались. Надя (бабушка) с матерью поехали в г. Ряжск, где тоже были наши родственники-священнослужители. Но и здесь повторилась та же история: никто не решался стать кормильцем огромной семьи.

Подходил к концу срок поездки, и бабушка с ее мамой уже возвращались на вокзал. По дороге они встретили пролетку, в которой сидел молодой человек в пенсне. Прабабушка говорит дочери: «Надюша, может быть вот этот молодой человек — выпускник семинарии?» «Ох, мама, — отвечает ей бабушка моя, — вам уже везде они мерещатся». На вокзале прабабушка ушла на перрон, а бабушка Надя в какой-то комнатке упала на колени перед иконой Божией Матери «Всех скорбящих радость» и стала молиться со слезами, моля Царицу Небесную не оставить своими милостями сирот.

Все еще в слезах, бабушка, наконец, встала с колен и пошла искать свою маму. А та стоит на перроне и разговаривает с молодым человеком, который им встретился по дороге на вокзал. Он тоже успел уже отказаться от предложения стать священником их прихода, заявив, что намерен далее учиться медицине. «А вот и моя дочка. Познакомьтесь». Бабушка протянула руку: «Надя». И в ответ слышит «Надеждин». «Надеждин — значит мой», — подумала бабушка. А он тут же заявляет: «Я согласен!» Так вот и стал Николай Николаевич Надеждин мужем моей бабушки и нашим будущим дедушкой, отцом их первенца Александра — моего папы, который после семинарии тоже стал священником, но уже в другом приходе, под городом Моршанском.

Так Пресвятая Богородица помогла моей бабушке и всей многочисленной осиротевшей семье. А дальше было вот что.

Бабушка рано овдовела, так как дедушка в 1914 году сильно простудился, когда ехал кого-то соборовать и через год умер. Но прожили они с бабушкой Надей в любви и согласии более 15 лет.

Отца моего арестовали в 1930 году, и он пропал где-то в лагерях. Маму нашу, матушку Юлию, убили в 30-е годы. Нас с сестренкой тоже убивали, но, видать, уж очень спешили и не добили; мы с ней выжили. Писать сейчас об этом не могу.

Наша семья много пострадала. Когда у нас делали опись имущества, нашли большую фотографию, на которой были изображены наши многочисленные родственники-священнослужители. Эту фотографию уничтожили со словами: «Поповское отродье!» Все иконы тоже были утрачены, и лишь одну бабушка как-то сумела спрятать — образ Богородицы «Всех скорбящих радость».

А умерла наша бабушка Надя в 1947 году скоропостижно, на второй день Святой Пасхи. Хоронили ее всем селом, только без священника, так как в церкви к тому времени уже десять лет как был клуб.

Упокой, Господи, ее душу...

Маргарита НАДЕЖДИНА

P.S.: Икона «Всех скорбящих радость» стала семейной иконой Надеждиных. И последние дни перед отпеванием гроб с телом Маргариты Александровны находился в часовне, освященной в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» на территории Свято-Вознесенского собора.

Теги: Всех скорбящих Радостьиконарассказ

Все новости раздела