Публикации

Церковь в годы Великой Отечественной Войны

Церковь  в годы Великой Отечественной Войны
Дата:
08.05.2017

Версия для печати

Добавить на Яндекс

О том, что оказывала Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны не только духовную, но и материальную поддержку заговорили только в последние годы. Сколько денег было перечислено верующими на нужды фронта, сколько будущих и действующих священнослужителей с оружием в руках защищали страну от фашизма? Об этом мы сегодня говорим с настоятелем храма святых царственных страстотерпцев священником Кириллом Краснощековым.

— Здравствуйте, отец Кирилл!

— Здравствуйте!

— Какой вклад внесла Церковь в дело победы?

— Вклад Церкви в дело победы многообразен. Прежде всего — это, прежде всего, молитвенное предстательство перед Престолом Божиим, молитва о даровании победы русскому оружию, которая возносилась во всех действующих храмах во время войны. Также это и материальная помощь фронту в виде сбора пожертвований на нужды фронта, которая осуществлялась с 1941 года. Многие православные участвовали в партизанском движении, работали в госпиталях.

По словам митрополита Алексия (Симанского), будущего Патриарха Алексия I , Церковь создавала нравственные условия победы людям, дала людям понимание того, за что они воюют. Вот в условиях советской действительности, на мой взгляд, это было самое главное.

— В 1942 году советская власть начала открывать православные храмы. Что заставило коммунистов ослабить гонения на Церковь?

— По-моему убеждению это вызвано политическими прагматическими целями. Велась подготовка к Тегеранской конференции, Сталин очень нуждался в открытии второго фронта, а условием этого был целый рад союзнических договоренностей, а союзники всегда упрекали Сталина в гонениях на Церковь. И вот на Тегеранской конференции Сталин хотел выложить козырь, что Церковь в России свободна. Именно поэтому в сентябре 1943 года состоялась историческая встреча Сталина с тремя митрополитами Русской Церкви, на котором был решен вопрос о созыве Поместного Собора, об избрании Патриарха, возрождении духовного образования, выпуска журналов Московской Патриархии и нормализации Церковной жизни в Советском Союзе. Но эта нормализация была очень четко нормирована. А поскольку в конце 1943 года было уже ясно, что Германия войну проиграет, Сталин строил планы и на послевоенное устройство мира — создание большого соцлагеря на территории восточной Европы, заселенной многими православными народами. Видимо Православие рассматривалось как один из рычагов влияния советской власти на этих территориях. Все это вкладывалось в политику отношений Сталина с Православной Церковью.

— Православные пошли в Церковь, молили Бога о победе, здравии воинов, об упокоении убиенных. Но кроме молитвы был труд, собирали средства, на которые затем приобреталась военная техника. Появляются конкретные цифры по Советскому Союзу…

Крестный ход в 1945 году

— Да, эти цифры действительно есть. Сбор материальных средств начался уже с 1941 года и, можно сказать, стихийно. Митрополит Сергий Страгородский призвал своим посланием верующих к сбору пожертвований. Патриархии разрешили открыть расчетный счет в банке. И это был прорыв, ведь открытие расчетного счета в банке де факто предполагало признание за Церковью статуса юридического лица, чего у нее не было с 1917 года. На этот счет перечислялись средства, в 1944 году каждая епархия прислала в Патриархию отчет о финансовых перечислениях в банк. На основании этих документов мы имеем цифру в размере 300 млн. рублей, не считая драгоценностей, вещей и продуктов. Эту же цифру указывают в отчете в ЦК ВКПБ. Документ датируется августом 1946 года за подписью председателя по делам РПЦ Карповым.

Но реально сумма была больше на несколько десятков миллионов рублей, потому что не учитывались различные целевые взносы в помощь раненым, в помощь вдовам. Ну и конечно же не учитывались те средства, которые верующие относили от себя лично.

Наиболее известные целевые пожертвования - на строительство танковой колонны в честь св. Дмитрия Донского и авиаэскадрильи имени св. Александра Невского.

— И все-таки благодарность политического руководства была. Были ли надежды на то, что Церковь сохранит существующее положение во время ВОВ?

— Духовенство, выжевшее в 20-е, 30-е годы, было настолько радо возможности служить

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) с персоналом госпиталя в 1942 году

Священноисповедник Лука, архиепископ Крымский, встретивший войну в ссылке, пишет письмо Калинину и просит его, как специалисту по гнойной хирургии, разрешить ему оперировать, обязуясь при этом после войны вернуться в ссылку. И вот ему разрешают оперировать сначала в одном госпитале, затем он возглавляет целую сеть госпиталей, работает по 12 часов в сутки, консультирует молодых врачей, спасает огромное количество жизней.

В его письмах нельзя не заметить простую радость человека. Для духовенства того времени не находиться под арестом, в ссылке, в тюрьме уже огромна радость и этой радостью они жили каждый день, не говоря о том, что разрешено совершать Божественную литургию в храме.

— И это была радость епископа, а не просто рядового священника…

Поэтому они не стоили планов на то, какая будет Церковь после войны. Те люди действительно научились жить сегодняшним днем, сегодняшней радостью.

— Кроме того, священнослужители не только в тылу трудились, есть священнослужители, которые и воевали. Вспомним архимандрита Алипия Воронова. Сохранились ли воспоминания священнослужителей, которые прошли войну.

Сотни священнослужителей воевали на фронте, многие из них имели лагерные сроки. Храмов было очень мало и многие из священников работали на светских специальностях и были призваны как обычные годные мужчины к военослужению, они воевали и защищали Родину. Например, будущий Святейший Патриарх Пимен Извеков командиром роты прошел всю войну, имея уже лагерный срок за плечами. Многие священнослужители участвовали в партизанском движении.

На оккупированной территории Церковь пользовалось большой свободой, большей чем на территории Советского Союза. Многие священники, пользуясь свободой передвижения, служили связующим звеном между партизанским отрядом и населением.

У немцев была четко разработана политическая стратегия войны. Ведь войну выигрывают не пушки, танки и самолеты, войну выигрывает идеология, которая сводилась к тому, что мы воюем не с русским народом, а воюем с жидами и коммунистами, мы несем свободу русскому народу от коммунистического рабства, советской власти и религиозных преследований. И поэтому с самых первых дней ВОВ они немцы ничуть не препятствовали возрождению религиозной жизни. Народ был еще верующим, и мы видим, что на оккупированной территории возрождается большое количество храмов, больше чем Сталин разрешил открыть на советской территории.

— Благодарю Вас, отец Кирилл, за беседу!

Расшифровка сайта pravchelny.ru

Теги: день победывеликая отечественная войнаВОВ9 мая

Все новости раздела