Публикации

Как все начиналось

Как все начиналось
Дата:
03.09.2014

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Где основывались обители?
Они исстари возникали в лесах, пустынях,
суровой и неприглядной обстановке,
с житием «жестоким» и тяжким.
И, однако, они не оставались пустыми.

В прошлом году Раифский Богородицкий монастырь отметил 400 лет с момента основания. В связи с этим митрополит Казанский и Татарстанский Анастасий дал интервью газете «Раифский вестник».

– Для нашей Казанской епархии Раифа – обитель, которая первая возродилась и, слава Богу, сейчас процветает. И первые монашеские постриги после десятилетий богоборчества совершались именно здесь.

– Вы знаете, в советские годы никто, наверное, и не думал о том, что будет возрождено монашество, тогда об этом не помышляли. Вспоминаю, что когда я еще был диаконом, на территории монастыря находилась колония – мы приехали сюда грибы собирать… Но близко-то не подходили, издалека любовались. Стояла золотая осень, и на фоне вот этой красоты вдруг открылась картина, как у Левитана «Вечерний звон»… Это было уже лет 30 с лишним тому назад или даже больше – 35. Тогда мы, конечно, и думать-то не думали, что все опять пойдет на круги своя. Слава Богу.

– А Вы помните, как к Вам отец Всеволод за благословением обратился по поводу возвращения монастыря?

Отлично помню. Это был 1991 год. Отец Всеволод тогда был настоятелем в Гарях. Молодой, энергичный, ему хотелось все устроить лучшим образом. Тогда уже перестройка в стране началась. Служение в Гарях это, пожалуй, и были те самые первые шаги духовной жизни на территории Казанской епархии: именно там открылась первая воскресная школа, появилась молодежная православная группа – и все это благодаря отцу Всеволоду…

Как он мне рассказал, что увидел красоту монастыря даже в порушенном виде, и настолько она его пленила, что он вышел с таким предложением: давайте попробуем вернуть монастырь Церкви. Мы оба знали, что обстановка была непростой: колония, куда девать этих малолетних преступников? Да и как же так вдруг, в сердце этой колонии вторгаются попы, которые хотят нарушить весь строй привычной уже жизни. Но Господь благословил… То, что сделал отец Всеволод, это большой подвиг в жизни – и произошло чудо…

В 90-е годы люди стали понимать, что произошли перемены, началось возрождение не только внешней жизни, многие почувствовали желание и тягу к монашеской жизни, да и просто было интересно – возрождается первый монастырь епархии!

На первых порах без трудностей не обходилось. Я вспоминаю первый год. Отец Всеволод тогда продолжал служить и в Гарях. Как-то осенью я возвращался из Йошкар-Олы со службы и решил заехать сюда, посмотреть, как живут наши братья. Приехал, они тут бедные, голодные, оказывается… Праздник, Рождество Богородицы, а наши братья даже без хлеба сидят, не то, чтобы говорить о праздничной трапезе. Тогда было принято решение разогнать всех светских поваров (приворовывали они – времена тяжелые у всех были) и начали сами себе готовить. Потихонечку – потихонечку, вот так вот все и совершалось – с Божией помощью и трудолюбием братии. Все 20 лет. Постоянная работа, постоянный подвиг – было мало людей, которые поддерживали вначале отца Всеволода. И материально, и духовно… Но, повторюсь, с Божьей помощью на раифской земле совершалось чудо…

Потом уже стали открываться и другие наши монастыри, благодаря тому, что появилась Раифа, начались монашеские постриги… Без монастырей жизни церковной, как таковой, не может быть полноценной. И неспроста ведь большевики, в первую очередь, уничтожали монастыри, потому как на белом духовенстве Церковь сама по себе не выстоит.

– Как Вы сказали, в 90-е годы многие люди обратились, наконец, к Богу, приходили в монастыри…

Да, люди жили в социалистическом вакууме и хотели вырваться из этого вакуума, и многие уходили в монастырь для того, чтобы начать другую жизнь – такую, какую они не видели. В наше время вновь мир изменился – сейчас материальное возвышается над духовным. Приток в монастыри, ищущих Бога, сократился. Но мы не строим планы, чтобы в монастырях было, как в древности, по 100, по 150 человек насельников. Дай Бог, чтобы в монастыре было 10, 15, 20 настоящих монахов, чтобы они поддерживали настоящую духовную жизнь. Но миряне, паломники, Слава Богу, продолжают приезжать в Раифский монастырь. Хотя сегодня твердят, что среди монахов много дурных людей. Пусть говорят. Народ любит, и ищет, и находит не дурных монахов, а хороших, которые отвечают на их вопросы, дают советы и поддерживают своих духовных чад.

Зачастую мы просто не ценим людей, когда они рядом, а когда они уйдут из этой жизни, мы начинаем говорить о том, какие они были прекрасные. В прошлом году мы простились с отцом Филиппом, игуменом, настоятелем Раифского подворья в Казани. Можно сказать, из светского человека он превратился в настоящего русского монаха, который многих утешал, поддерживал в этой жизни, разговаривая с ними простым современным языком. А уж про отца Андрея, схиигумена обители, и говорить не приходится. Он будто магнитом притягивал к себе людей: простой человек, без духовного образования, но он целиком и полностью доверял Богу, и все вопросы, с которыми к нему люди приходили, он просто разрешал, потому что Бог выполнит ту просьбу, с которой он с молитвою обращается. Добрые пастыри, слава Богу, все-таки появились в наших монастырях.

Кто-то из наших светских людей говорил, что плохо, что сейчас в монастырях нет старцев, и зачем нам такие монастыри? Вы знаете, все здравомыслящие люди понимают, что и без старцев монастыри нужны. Откуда за такое короткое время они появятся? Нет пока старцев, но все равно, главное, что просто есть этот монастырь и другие, что у них есть своя история. А Божия благодать? Она никуда не делась… Ее чувствуют все, кто приезжает в Раифу. И есть братия монастыря, те, кто несет послушание в этой обители. И надо благодарить Бога за это. А уж все остальное зависит от нашего внутреннего восприятия.

Для многих мирян большое значение имеет приехать сюда, постоять на службе, помолиться перед чудотворной иконой Божией Матери «Грузинская». Некоторым достаточно и этого. Для других же открывается желание пожить здесь и понести послушание во славу Божию… У всех по-разному… Если же ты ищешь чего-то такого особенного для себя или какой утехи, то не задержишься здесь – в монастырь приходят для служения Богу, за смыслом своей жизни.

Беседовала
Ольга КРЕСТИНИНА,
«Раифский вестник»

Теги: Раифский монастырьисторияинтервью

Все новости раздела