Публикации

Богоявленский храм в селе Круглое Поле

Богоявленский храм в селе Круглое Поле
Дата:
25.04.2013

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Заброшенные храмы Казанской епархии — Богоявленский храм в селе Круглое Поле

Станция и поселок Круглое Поле известны каждому жителю города Набережные Челны. Ведь именно эта станция была в свое время главной железнодорожной артерией ударной комсомольской стройки «КамАЗ». Это уже много позже село Круглое Поле соединили новой железнодорожной веткой со станцией Агрыз, и в городе Набережные Челны появился свой вокзал. И было очень странно видеть в некотором отдалении от поселка Круглое Поле одиноко стоящий на фоне садового общества полуразрушенный храм. Откуда ему было тут взяться? Тут станция, ударная стройка, садовые домики, и вдруг храм.

Богоявленский храм в селе Круглое поле

Как оказалось, подробной истории села Круглое Поле, пока не написано. Известно, что это поселение находилось в Мензелинском уезде Уфимской губернии. До нас дошли документы, любезно предоставленные историком-краеведом В.В. Ермаковым, указывающие на то, что село Круглое Поле известно с 1773 года, и жители его были активными участниками Пугачевского бунта. Причем самое прямое участие в делах мобилизации местного населения в армию Пугачева принимал священник местной церкви. Вот какой уникальный документ из XVIII сохранился до наших дней (сохранена орфография оригинала):

«1774 г., февраля 6. — Показания священника с. Круглого Поля И. Дмитриева в Секретной комиссии о его деятельности у повстанцев.

Елабужского заказа села Круглого Поля священник Илья Дмитриев, которой от роду 29 лет. На оной год из Елабужского духовного правления доношением преосвященному архиепископу Вениамину представлено о разъезде им в Елабужской дворцовой волости по жительствам, о разглашении самозванца Пугачева Петром третьим императором, о выгоне тех жительств крестьян в казаки и о сборе с них овса, сена и денег, а в комиссии 1774 года февраля 6 дня допрашиван и показал.

Как в селе Круглом Поле известно стало, что села Ольнашевского священника Василия Михайлова злодейской толпы башкирцы убили да еще Лякинского ж попа ограбили и сына ево взяли в злодейскую толпу, а потом крестьянин Круглого Поля Данила Плешков объявил в народе письмо, которое привез он из села из Бахтина, кто дал ему, не знаю, а в оном написано было по русски, чтоб из села Круглого Поля привесть в злодейскую толпу овса десять батманов; а когда послушания тем злодеем чинено не будет, то начальников стращали предавать лютой смерти, оной же Плешков подтверждал достоверно, что с попами происходило; почему я и другой того села поп Патрекей Матвеев, да еще дьякон Яков Патрекеев, опасаясь того же жребия, согласясь и поехали в толпу злодейскую к старшинам. А крестъяна Круглого Поля, собрав с миру по письму авес, туда же повезли; приехали мы на первой начлег в село Илбахтино, где ходили к дьячку в гости, и тут товарищ мой, поп Патрекей Матвеев, напился пьян и стал ругать меня скверными словами, выговаривая притом, якобы я с приписным к Авзяно-Петровским Демидова заводам с приказчиком Красновым разоряю народ; однако ж ссору прекратил сын того попа дьякон Яков, взяв отца за бороду, и вывел вон. А наконец по квартирам разошлись. А поутру ходили мы с тем попом и дьяконом того села к попу Илье Петрову спрашивать его, как он ездил злодейской толпы к старшинам и что ему приказано. Когда ж пришли, то Петров рассказал, как он тамо был и притом показывал данной ему билет, писанной по татарски, в той силе, чтоб ему от татар не было обиды, да манифест, в котором написано было: естли кто добровольно в ту толпу явитця, таковых почитать верными государю Петру Федоровичу; с которого манифесту дьякон списал копию. И поехали к башкирским старшинам в деревню татарскую Кулюкову, и явились к старшинам Тобузе и Бузану, и манифест списанной, как выше сказано, показали. На что старшины сказали, хорошо, что сами явились. А потом просили мы билету о безопасном проезде и жительстве в селе Круглом Поле; на что те старшины сказали, что погодите.

Между тем вышел я на крыльцо, откуда вскорости спросили меня в избу и спрашивали, что за человек. Когда ж я сказал я, что поп, то старшины приказали сесть и говорили, что надобно де с вашего села взять в службу государю с 4-х дворов по человеку, на что я и товарищи мои отвечали, извольте, спорить не станем. Потом спрашивали, как меня зовут, когда ж на оное объявил, что зовут Ильею по отчеству Дмитриев, тогда велели писать билет, а как оной написан, отдали есаулу Мусе, а мне сказали, чтоб я ехал с ними и выгонял к государю на службу крестьян в казаки, и высылал с фуражем в деревню Кулюкову.

А попу Патрикею и з сыном дали билет для безопасного проезду в жительство свое. Крестьянину ж Круглого Поля Петру Пивоварову, которой при том был и просил о билете, не дали, а хотели его записать в казаки. Однако ж после отпущен был в дом свой.

Когда же билет Муса получил и велено было нам отправитьца в путь для исполнения, то говорил я: «Господа старшины, не можно ли меня от той службы уволить», на то мне отвечали: «Врешь, надобно государю послужить», почему я, боясь противоречить, ехать согласился, говоря при том: «Противности чинить не буду и поверенность мне данную исполню».

Сперва поехал я с тем Мусою в дворцовое село Орловку, а как приехали, то призвали к себе старосту и выбарнаго и спросили, станете ли служить государю Петру Федоровичу и дадите ли казаков. На то они отвечали, что противности чинить не будем и в казаки потребное число нарядим. А мы и приказали изготовить конных 14 человек и выслали с фуражем, и притом взяли того села денег – Муса шесть рублей, а я пять рублей. Оной же Муса взял с того села с попа Михайлы Алексеева за то, что не имеет от старшин билета, шесть же рублей, а я взял чернильницу для записки, с которой деревни и сколько взято будет в казаки.

Из села Орловки поехали в село Мысовы Челмы. Тут нарядили в казаки 20-ть человек, а денег взял я три рубли, а Муса получил сколько, не знаю. И высылали с фуражем. Оттуда поехали в Набережнои Челны, где нарядили в казаки 15-ть человек, денег я взял два рубли, а Муса взял ли, не знаю. Равным образом были ж и в деревне Сидоровке. Во оной нарядили в казаки на службу государю Петру Федоровичу пять человек. Денег взяли четыре рубли. Оттуда в деревню Суравку, тут нарядили 14-ть человек и выслали с фуражем. Денег не взяли. А потом приехали мы в жительство мое, в Круглое Поле. Из одного села нарядили на службу девять человек, выслали также с фуражем. Во оном селе дали от миру Мусе два рубли. Из Круглого Поля — в село Битки. Тут нарядили в казаки 25-ть человек. Денег взяли четыре рубли. Из того села в деревню Биклен, во оной татара живущия объявили, что оне уже на службу до нашего приезду выслали также и с фуражем. Во всех же вышеписанных селах и деревнях читал я от государя Петра Фодоровича манифест, чтоб шли к нему на службу и не противились, а кто будет противитца, таковых велено казнить смертию, и домы их разорять, а пожитки отбирать на государя и брать от старост подписки, дабы они в силу манифеста, от меня объявленного, чинили непременное исполнение, равным образом и по высылке фуража в деревню Кулюкову подтверждение делах. Все ж оное чинил из страху, дабы старшины за непослушание не повесили. Когда ж во всех вышеписанных деревнях были и на службу с фуражем высылали, то возвратились обратно в деревню Кулюкову, а по приезде подарил я старшине денег два рубли пятьдесят копеек и просил об отпуске в дом свой в Круглое Поле, которой за учиненную мою службу сделал сперва благодарность, а потом отпустил домой.

А на третий день приехали из оной злодейской толпы 25 человек татар и дом мой, также и крестьянина Васильева, ограбили и увезли как меня, так и пожитки в село Битки и представили к старшине, которой спросил у меня билета, но как я ему рассказал свою другим старшинам службу, то отпустил домой, а при отъезде дал билет, чтобы впредь никто не обижал.

Потом по просьбе крестьян, что ездил я по деревням высылал в казаки и брал деньги, взят под караул и прислан в Казань. По бытности в злодейской толпе, ни о каком намерении старшинском известен не был и ни с кем другим злодейской толпы сообщниками знакомства он имел.

Но кроме объявленной мною выше сего службы ж не чинил, и в сем допросе сказал всю правду, ничего не утаил.

Илья Дмитриев руку приложил».

Извлечено из: «Крестьянская война 1773-1775 гг. в России. Документы из собрания Государственного Исторического музея. — М.: Наука, 1973, с. 54-56».

 

Двухпрестольный каменный храм был построен в селе Круглое Поле в 1825-1829 гг. Главный придел был освящен в честь Богоявления Господня, а малый придел в честь иконы Казанской Божией Матери. По имеющимся сведениям, в середине 1840-х гг. храм пришлось перестраивать из-за недобросовестности построивших его подрядчиков Новиковых. И, по всей видимости, строительство было доведено до ума, так как храм простоял много лет и даже в наше время, лишенный крыши и остекления, продолжает стоять, с укором взирая на нас, нерадивых хранителей своих святынь.

Богоявленский храм в селе Круглое Поле

Земли при церкви было выделено 33 десятины. Причт, состоящий из священника и псаломщика, получал с 1894 г. 400 рублей казенного жалования, доход от прихода и ругу, помещался в общественных домах (застрахованных в 870 руб.). 8 января 1882 г. в селе была открыта церковно-приходская школа. Приход состоял из села и деревни в 1379 душ обоего пола (679 мужчин и 700 женщин). [1]

Административно село Круглое Поле относилось к Бетькинской волости Мензелинского уезда. Жители этой волости находили для себя средства в местных или отхожих заработках: «пильщик здесь зарабатывает 15-30 руб. в год, столяр — до 45 руб. в 5 месяцев; плотник — до 50 руб. в год. Производство кирпичей здесь также развито, особенно среди жителей с. Круглое Поле и д. Никошновки. Зарабатывают они по 5 р. в лето. В с. Бетьках, Круглое Поле и д. Никошновке развит красильный промысел. Красильщики зарабатывают до 20 руб. за весну или до 50 руб. в год на человека». [2]

Богоявленский храм в селе Круглое Поле

Систематизированных сведений по истории села и храма пока найти не удалось. А вот о последних священнослужителях Богоявленского храма села Круглое Поле были обнаружены следующие данные.

Оказывается, в течение 21 года, с 1909 по 1930 год в храме села Круглое Поле Мензелинского уезда Уфимской губернии, служил священник Алексей Филиппович Атаманов, 1874 года рождения. Его служение было прервано арестом 20 февраля 1930 года.

Богоявленский храм в селе Круглое Поле

Благодаря исследователю церковной истории из Уфимской епархии, сотрудника Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Зиминой Нины Павловны, стали известны подробности его биографии:

«Священник Алексей Филиппович Атаманов родился 9 марта 1874 г. в селе Омары Омарской волости Мамадышского уезда Казанской губернии. Родители его были русские крестьяне Филипп Иванович и Екатерина Николаевна Атамановы.

В начале ХХ в. отец Алексий Атаманов упоминается в документах как клирик Уфимской епархии: до 1905 г. он служил священником церкви в честь Казанской иконы Божией Матери с. Казанцево Бирского уезда; определением Уфимской духовной консистории от 9 июля 1905 г. за № 251 был перемещен к Никольской церкви с. Лебяжье-Пальчиково, Мензелинского уезда, а в 1909 г. стал священником Богоявленской церкви села Круглое Поле Мензелинского уезда Уфимской губернии...

…В период гражданской войны отец Алексий не оставлял свою паству и не отходил с частями Белой Армии в Сибирь. Он неизменно, по 1929 год служил священником церкви села Круглое Поле, которое в начале 1920-х гг. вошло в границы Татарской АССР в составе Мензелинского кантона, а позже — выделившегося из него Набережночелнинского кантона. В церковном отношении приходы на территории бывшего Мензелинского уезда еще несколько лет продолжали оставаться в составе Уфимской епархии и полностью отошли к Казанской епархии лишь к концу 1920-х гг.

20 февраля 1930 г. отец Алексий был арестован в с. Круглое Поле сотрудниками Челнинского кантонного подразделения ОГПУ и заключен под стражу. 27 мая 1930 г. Тройкой ОГПУ Татарской АССР он был приговорен по ст. 58-11 УК РСФСР к 10 годам исправительно-трудовых лагерей, считая срок наказания со дня ареста 20 февраля. Отец Алексий находился в лагере до 27 мая 1933 г., когда по инвалидности был отпущен в вольную административную высылку в Башкирию и прибыл в Уфу. В начале августа 1933 г. органы УНКВД БАССР определили ему местом высылки Калтасинский район, после раздела которого он оказался в ведении Красно-Камского района. Проживал ссыльный священник безвыездно в селе Николо-Березовка, под административным надзором райотдела НКВД как административно-ссыльный, состоящий на особом учете.

Неоднократные ходатайства батюшки о досрочном освобождении «по болезненному состоянию и полной физической нетрудоспособности» остались без ответа. В 1938 г. священник Алексий Атаманов умер по месту ссылки.

В мае 1989 г. Атаманов А.Ф. был реабилитирован государством по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий, имевших место в 30-40-х и начале 50-х годов». [3].

Богоявленский храм в селе Круглое Поле

Таким образом, стало известно, что в Богоявленском храме села Круглое Поле служил священник, который пострадал за веру в годы гонений. Нам пока не известны подробности его ареста, мы не знакомились с протоколами допросов, но уже сам факт его ареста и осуждения, говорит о многом и является поводом продолжить исследования. Также нет данных о судьбе семьи и детей священника Алексия Атаманова. Есть надежда, что данная публикация привлечет внимание к этой личности и поможет нам узнать подробности его жизненного пути, испытания ареста и ссылки, а также место захоронения.

священник Павел Харлампиевич Сизов

Недолго пустовал Богоявленский храм в селе Круглое Поле без пастыря. В 1930 году в село Круглое Поле был назначен священник Павел Харлампиевич Сизов. Известно, что родился он в 1872 году. Получил образование в Центральной крещено-татарской школе, которую закончил в 1898 году. Был рукоположен в священнический сан в 1914 году. В начале 20-х годов попал под влияние обновленцев, которое было очень распространено в Набережных Челнах и кантоне. Был обновленческим благочинным. С 1914 до 1930 год служил в селе Авлаши Челнинского кантона. В 1927 году получил в награду наперстный крест. Вероятно, при его назначении и приход Богоявленского храма стал обновленческим. По неутонченным сведениям, в 1931 году отец Сергий Сизов отошел от обновленчества, раскаялся и перешел в Патриаршую Церковь. В том же году он был арестован и приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). Сведениями о дальнейшей судьбе отца Павла Сизова мы не располагаем.

Могила священника Павла Харлампиевича Сизова

Стоит упомянуть, что у отца Сергия Сизова был родной старший брат — священник, протоиерей Сергий Харлампиевиич Сизов, 1863 г.р. Он был рукоположен в 1887 году, с 1936 г. — митрофорный протоиерей, до 1937 г. — Акташский и Заинский благочинный. Был известен как борец с обновленчеством. Дважды арестовывался, отбывал наказание в ИТЛ. Последние два года жизни отец Сергий Сизов жил в городе Елабуге. Был похоронен в 1939 году на Петропавловском кладбище. За его могилой до сих пор ухаживает правнучка — Нечаева Лариса Леонидовна, дочь известного Елабужского врача, именем которого названа одна из улиц в городе Елабуге.

Внучки протоиерея Сергия Сизова: Лариса Леонидовна Нечаева и Юдина Вера Лазаревна. Петропавловское кладбище, г. Елабуга, лето 2012 г.

Таким образом, в настоящее время известно, кто был последними священниками Богоявленского храма в селе Круглое Поле. По всей видимости, именно после ареста священника Павла Сизова храм был закрыт местными властями, и с 1932 года началось медленное его разрушение, достигшее в наш XXI век прогресса, высоких технологий, культурных ценностей состояния устрашающих катакомб. При этом на фотографиях видно, что, несмотря на разрушения купольной части, кирпичные стены храма остаются еще в достаточной сохранности, и при своевременных консервационных технологиях, которые на самом деле стоят не таких уж больших средств, храм еще можно спасти.

Упокой Господи души усопших раб твоих, иерея Алексия Атаманова, протоиереев Павла и Сергия Сизовых, пострадавших за веру в годину лютых гонений. Может по их молитвам храм в селе Круглое Поле будет восстановлен, а в оскверненном алтаре вместо кощунств снова будет совершаться бескровная жертва.  

Автор-составитель диакон Алексий КОМИССАРОВ,

Богоявленский храм, г. Менделеевск.

 

[1] Златоверховников И. Уфимская епархия: Географический, этнографический, административно-исторический и статистический очерк. — Уфа, 1899 г. С. 120-122.

[2] Из описания промыслов. Бетькинская волость. Личное сообщение В.В. Ермаков.

[3] Источники: Материалы Информационного центра МВД по Республике Башкортостан. Уфимские ЕВ. 1905. № 15. С. 1030. Адрес-календари Уфимской губернии на 1913 год. С. 168; то же на 1914 год. С. 153; то же на 1915 год. С. 154; то же на 1916 год. С. 156; то же на 1917 год. С. 152. Книга памяти Республики Татарстан http://memo.ru/memory/

Теги: Храмы БлагочинияХрамы Закамского благочинияКруглое поле

Все новости раздела