Публикации

Фильм «Старцы»: Архиепископ Иоанн Шанхайский

Фильм «Старцы»: Архиепископ Иоанн Шанхайский
Дата:
02.07.2016

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Русский монах, который прославился в Китае и Америке; Человек XX века, который веровал с истовостью первых апостолов; архиепископ, который всю жизнь прожил нищим аскетом. И святость, которая для современного мира кажется абстрактной и недостижимой для него стала реальностью. Архиепископ Иоанн Шанхайский — яркий светильник миру Христовой любви. Это он убедил американский Сенат принять тысячу русских беженцев из коммунистического Китая. Фильм расскажет свидетельства чудес и помощи  новопрославленного святого.

 

Родион Нахапетов одним из первых русских актёров поднялся на голливудские холмы. Звезда советского экрана, романтический герой, интеллигент-шестидесятник и даже молодой Ленин, здесь в Америке оказался всего лишь начинающим сценаристом. 1992 год, еще одна отчаянная попытка заключить контракт со студией «XX век Fox».

Родион НАХАПЕТОВ: «Перед выездом Наташа мне говорит: «Знаешь что, возьми вот, он будет святой, есть такой Иоанн Шанхайский, и он маме моей помог, может быть он и тебе поможет. И дала мне маленькую открыточку Иоанна Шанхайского».

Решающая встреча с голливудским боссом с самого начала не задалась.

Родион НАХАПЕТОВ: «Когда я приехал уже на студию, мы начали с моим соавтором излагать, как мы видим этот фильм и видим, что он скисает - просто явно не интересует его фильм. И, в общем, всё уже пошло на нет, мы должны были уже попрощаться, и вдруг я почувствовал от этой открытки, которую держал в боковом кармане, тепло. Думаю, что-то будет, что-то будет… И действительно в этот момент говорит: ребята, садитесь и пишите сценарий, чтобы получилось хорошо. От маленького кусочка бумаги вот такая сила. Поэтому я точно для себя решил, что этот человек совершил чудо».

Так Иоанн Шанхайский помог Нахапетову найти свое место в Голливуде. Но главное, раз и навсегда превратил убеждённого атеиста в христианина.

Родион НАХАПЕТОВ: «Вот всё, что закладывалось в меня атеистическое, обучением в Советском Союзе, отлетело в одну секунду. Я сразу же поверил, что есть святость, есть сила у святых, что есть вера, которая может совершать чудеса. И это как бы то, что наращивалось десятилетиями в советские времена, оно отлетело очень быстро, как шелуха, которая была наносной и ненужной».

Любимый святой зарубежных православных, пастырь и покровитель русской эмиграции первой волны. Это он — архиепископ Иоанн Шанхайский - в пятидесятые годы убедил американский сенат принять тысячи русских беженцев из коммунистического Китая. Его трудами построен кафедральный собор в Сан-Франциско, а вся его жизнь, жизнь молитвенника и подвижника и вовсе была ежедневным обыкновенным чудом.

Русский эмигрант Михаил Максимович окончил Белградский университет и в 30 лет принял монашеский постриг с именем Иоанн. Уже тогда в Сербии его называли ангелом Божиим в человеческом обличие. В 34 году молодого иеромонаха избрали епископом на Шанхайскую кафедру. Дальше биографию святого могут рассказать даже дети из православной школы Сан-Франциско:

— Он построил храм в Шанхае и нашу церковь «Всех скорбящих Радость.

— Я знаю, что в Шанхае он открыл приют и школу для детей-сирот.

И действительно в Шанхае Владыка Иоанн Максимович прослыл необыкновенным епископом. Одни называли его чудным, другие — чудотворцем.

Наталья ШЛЯПНИКОФФ: «Он иногда просто появлялся в больницах, никто не приглашал его, он просто приходил к русским пациентам. И одна женщина сказала: вдруг я проснулась и вижу этого маленького человека, одет в черном, сидит над моей кроватью. Она была при смерти, а на следующее утро ей стало лучше. То есть таких случаев было один за другим».

Олег Реут рос в Шанхае и помнит трудную, голодную, поневоле аскетическую жизнь, которую вели тысячи русских эмигрантов в Китае.

Олег РЕУТ: «Горячей воды не было, нужно было горячую воду покупать у китайца, китаец кипятил воду. У нас у каждой семьи был свой вечер, когда мы купались».

Но епископу Иоанну лишений и тягот казалось недостаточно. Холодная ванна в 4 утра ежедневно, скудная еда раз в день, короткий сон в кресле — вот распорядок, который он строго соблюдал.

Олег РЕУТ: «Владыка Иоанн — он в кровати не спал, спал в кабинете в кресле, говорят, что носил вериги. Он ходил в китайских лодочках без носок — брезентчатые такие ботиночки».

Лидия ИОНИНА: «Когда у нас голод был, нас всех детей собрал и мы молились перед иконой».

Лидия Ионина жила в далёкие сороковые в Шанхае только благодаря тому, что попала в приют, открытый Владыкой Иоанном для беспризорников.

Лидия ИОНИНА: «Вначале там было 8 человек детей, а потом уже до 2 тысяч доходило».

Там же воспитывался и будущий певец Николай Массенков.

Николай МАССЕНКОВ: «Каждое утро выстраивались на улице, поднимали русский бело-синий флаг и пели «Боже, царя храни». Когда там хора не было по каким-то причинам, то Владыка подходил к этим детям, которые из приюта, и говорит… А ему там показывали — вот этот имеет голос выдающийся. Так меня и выбрали, это мне дало такое хорошее начало. Он был как единственный отец в моей жизни. Я питался его святостью и положительностью».

Больных и голодных детей епископ Иоанн сам подбирал на улице, и иногда и доставал из мусорных баков. Каждого найдёныша сразу же крестили.

Клавдия МОТОВИЛОВА: «Он ходил по бочкам, вытаскивал детей из мусорных бочек. А ему говорят: «Владыка, так у нас кормить нечем их!» А действительно, кормить нечем было. Он так молился одну ночь и утром какой-то богач привёз целый трак мешков муки. Здесь все сказали: «Ну, это действительно чудо»

Олег РЕУТ: «Ему приносили одежду, одеяла, еду какую-нибудь, а в соборе у входа, на улице всегда стояли несколько нищих. Так только жертвователи уйдут, он сразу всё возьмёт в охапку и раздаст».

Владыка Иоанн каждый день пешком обходил шанхайские госпитали, навещал больных. У Клавдии Мотовиловой, тогда маленькой девочки, случился перитонит. Без антибиотиков врач ничем не мог помочь.

Клавдия МОТОВИЛОВА: «Мама страшно плакала. И вот Владыка встретился с ней: «А что же вы плачете?» Она говорит: «Так Клава умирает!» Он говорит: «А где она?». «Да в таком-то госпитале». Я уже ничего не помню. Когда он пришёл ко мне, только слышу, что он там молился. Потом я опять пришла в себя и открыла глаза, смотрю – Владыка. Я говорю: «Владыка?» Он говорит: «Да, это я». Я говорю: «Владыка, я умираю». Он говорит: «Нет, ты не умрёшь». И я как-то очнулась. Он говорит: «Ну, раз ты уже очнулась, давай вместе молиться». Вот мы с ним стали вместе молиться, он меня исповедовал, причастил и уехал. У меня температура спала, приехал доктор. Он не мог поверить своим глазам и ушам. Спрашивает: «Вы окей?» Я отвечаю: «Доктор, я не знаю, мне кажется, что мне хорошо».

В 1949 году Шанхай захватили китайские коммунисты. В кафедральном соборе устроили биржу. Православная община спешно эвакуировалась на Филиппины. 5 тысяч русских беженцев высадились на островах и среди диких джунглей построили палаточные города.

Лидия ИОНИНА: «Все филиппинцы, как только начался тайфун, собирали свои манатки и все с этого острова бежали. А мы эмигранты остались. Он ходил и благословлял: крестил и тайфун проходил мимо. Филиппинцы возвратились и удивились, что мы все тут. А как только мы все выехали, всё разрушилось».

Епископ Иоанн Максимович написал послание президенту США с просьбой открыть границу для эвакуированных из Китая русских. Говорят, он даже сидел на ступенях Капитолия, показывая сенаторам, что не уйдёт без нужного решения.

Клавдия МОТОВИЛОВА: «Владыка приезжал в Вашингтон и сидел там. Сенаторы проходят, он их благословляет и улыбается. Тогда они говорят: это что за монах такой всё улыбается и машет, и машет. А в итоге добился своего — всех вывезли».

Так несколько тысяч русских эмигрантов нашли убежище в Калифорнии. Первым делом община приобрела в Сан-Франциско здание для сиротского приюта.

Лидия ИОНИНА: «Там 20 с чем-то человек у нас было, мальчики внизу, девочки наверху спали».

Здесь же Владыка Иоанн выбрал комнатку и для себя. Эта крохотная келья стала архиепископской резиденцией, своих шанхайских привычек он не оставлял до конца жизни.

Лидия ИОНИНА: «Ну, вот это вот его место, где он сидел, работал».

Почти круглосуточно он служил Богу и людям. За 40 лет ни разу не ложился на кровать, лишь ненадолго по ночам засыпал в кресле.

Наталья ШЛЯПНИКОФФ: «Он никогда о себе не думал, не думал, что ему поесть, где он будет спать, он иногда даже в соборе в Сан-Франциско засыпал прямо на полу, молился в алтаре, его находили там спящим».

К огорчению своих духовных чад, в 1950 году Владыка Иоанн был переведён в западно-европейскую епархию, и взял на себя заботу о Православной Церкви во Франции и Нидерландах. В Париже долгие годы собором ему служили смежные помещения гаража, у скромной общины не было другого храма. Даже католики-французы часто просили молитв русского архиерея, и называли его святой Иоанн Босой.

Наталья ШЛЯПНИКОФФ: «Он иногда просто подходил к людям, не зная этих людей, и мог спросить: «Как у вас сердце?» или «Как Ваш муж, поправился?» Он видел какие-то вещи, которые мы не понимаем».

После возвращения в Сан-Франциско главным земным делом архиепископа Иоанна стало строительство кафедрального собора в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радости».

Николай ЛУКЬЯНОВ: «Пришлось тогда собирать средства, люди давали деньги от нескольких долларов в месяц до крупных денежных сумм. Очень было трудно, надо было закончить постройку. Но Владыка своим молением, организованностью, смог собрать людей, чтобы они поддержали и до конца донести это дело».

Раскол в местной православной общине привёл к тому, что архиепископу Иоанну предъявили абсурдное обвинение в сокрытии собранных на строительство собора средств. И пожилому Владыке даже пришлось предстать перед судом.

Николай ЛУКЬЯНОВ: «Раскол был до того, как Владыка приехал усмирять людей, но, тем не менее, появились желающие его осудить. И, конечно, со временем Владыка был оправдан, и этот суд занял его сторону, всё со временем затихло».

Когда Родион Нахапетов познакомился с биографией Иоанна Максимовича, он словно увидел его живым, такого необыкновенного характера не придумать ни одному голливудскому сценаристу.

Родион НАХАПЕТОВ: «Меня, как режиссёра, конечно, поражают такие характеристики, что он редко одевал обувь. Рассказывали, что Владыке однажды какой-то важный человек сказал, что он должен быть всегда с обувью. В следующий раз он увидел Владыку Иоанна, несущего ботинки в руках, и говорит: «Что ты несёшь ботинки?» «Ну, Вы же сказали, чтобы я всегда был с ботинками, вот я с ботинками и иду».
У нас есть записи его проповеди, когда я ее слушаю, закрываю глаза, представляю Владыку, потому что я очень хорошо знаю его лицо, я его очень легко воображаю, вижу, как он эту проповедь произносит. У него были трудностью с речью».

Владимир КРАССОВСКИЙ: «Он был такой невзрачный, небольшого роста, горбатый, косноязычный, его трудно было иногда понимать, когда он говорил, потому что у него рот немножко перекошенный был. Некоторые противник даже говорили, что он никогда не купался – ничего подобного, он каждый день душ принимал, причесывал волосы один раз в день».

Но каждый раз, когда Владыка Иоанн служил Божественную литургию, он преображался.

Владимир КРАССОВСКИЙ: «Я уверен, что он ангелов видел, когда служил. Особенно во время пресуществление Святых Даров — словами нельзя описать состояние и атмосферу в алтаре в этот момент».

Олег РЕУТ: «Он должен был быть страшно больным, чтобы не быть в церкви на утренней службе, на вечерней службе. В воскресенье у нас была ранняя и поздняя литургии. Так он всю раннюю стоял, а позднюю служил».

После Литургии Владыка брал время, чтобы «остыть», он подходил к разным иконам. Он так пламенно молился и совершал литургии, что у тех, кто видели это, были просто мурашки по телу».

Николай ЛУКЬЯНОВ: «Он служил каждое утро, а после Литургии обязательно отправлялся в одну из больниц Сан-Франциско навещать православных – знакомых и незнакомых.

Ирина КОЛЛАСО: «Каждый раз ходил по госпиталям и везде проверял, кто есть православный. Если не было написано, что православный, смотрел по фамилии, и тогда шёл в палату».

Для многих больных его визиты были решающими.

Николай ЛУКЬЯНОВ: «Звонок, Джейся спрашивает: «Как похоронить мужа?», а я говорю: «А когда он умер?», она в ответ сказала, что он еще не умер. То есть еще не умер, а уже хоронить собралась. Я положил трубку, пошёл спрашивать у Владыки. Он попросил узнать в каком госпитале он лежит. Это был французский госпиталь, находящийся недалеко, его привезли туда. Владыка всех попросил уйти, помолился, причастил и этот человек поправился, а умер спустя 2-3 года и по другой причине».

Весь Сан-Франциско знал этого странного русского, сутулого монаха в сандалиях на босу ногу, чья молитва была сильнее смерти.

Владимир КРАССОВСКИЙ: «Американцы знали его и прямо называли St. John».

Клавдия МОТОВИЛОВА: «Моя родственница тоже уже умерла, и мама пришла в собор и плачет. Владыка в это время прикладывался там к иконам и спрашивает: «Евдокия Андреевна, что Вы плачете?» Она говорит, что бабушка умирает». «А где она?», — спрашивает. «Во французском госпитале», — отвечает.

Вы бы видели, как он бежал на шестую Авеню, он бежал и застал её ещё живую, ещё сердечко билось. Вымолил, он долго молился, причастил её, а сам уехал в Сиэтл, и там умер».

Архиепископ Западно-Американский и Сан-Франциский Иоанн Максимович скончался в 70 лет. Только ради него за 2 дня были внесены поправки в местный закон, запрещающий захоронения в черте города Сан-Франциско.

Николай ЛУКЬЯНОВ: «Закон слушается несколько недель, затем слушается второй раз, что занимает несколько месяцев. А здесь за два дня изменили закон — это просто невозможно. И я помню, когда я работал в одном месте, где должна была быть кладовка, я там долбил бетон. Владыка заходит туда и говорит: «Работай хорошо, это моё место». И вот, когда он скончался, из этой комнаты сделали его усыпальницу, тогда только я понял, в чём дело».

В 1993 году, спустя двадцать с лишним лет после упокоения архиепископа Иоанна, его мощи обнаружили нетленными. Перенесли в собор, который он построил, и причислили Сан-Франциского чудотворца к лику святых.

Олег РЕУТ: «Вы можете соседское кладбище разрыть, и в каждой могиле, кроме костей, ничего не найдёте. А вот вам человек, которого все признавали святым, прошло 25 лет, его гробницу открыли, и он нетленен».

Родион НАХАПЕТОВ: «У меня не было сомнений, что он будет святым, все это знали».

Сегодня даже первоклашки в православной школе Сан-Франциско знают, кто такой святой Иоанн. Общеобразовательная школа, где учатся дети из православных семей разных национальностей, носит имя святого Иоанна Шанхайского и Сан-Франциского. И была открыта в продолжении традиций самого Владыки, который воспитал сотни подростков.

Мария КОТОР: «У нас очень христианская среда, а мы хотели, чтобы дети помнили, что они православные, русские и что, что важнее всего в жизни — это Бог. В американских школах, особенно в Сан-Франциско, сейчас просто страшно, что творится».

Наталья ШЛЯПНИКОФФ: «Мы обращается к нему с Родионом всё время, каждый день, он как будто живёт у нас в доме».

Святой Иоанн Шанхайский помог голливудскому продюсеру Натальи Шляпникофф приобщить к православной вере мужа Родиона Нахапетова, и стал покровителем их семьи.

Родион НАХАПЕТОВ: «Я приехал из Совесткого Союза, моё детство, школа, университет, всё это прошло в Москве. Воспитывали нас в атеизме, конечно, никакой веры в чудеса у нас не было. Поэтому это знакомство с Иоанном Шанхайским с его чудотворной силой было неожиданным. Моя мама была учительницей русского и украинского языка. Я как-то спросил у неё: «Мама, а что такое Бог?» И я помню, что она ответила очень странно для меня, мне показался ее ответ какой-то отговоркой. Она сказала: «Бог — это любовь». И вот, чтобы понять это, проникнуться этим понятием, нужны были годы, а иногда нужно лишь одно чудо, которое всё меняет в жизни человека».

Этим чудом для Родиона Нахапетова стала первая молитва к Иоанну Шанхайскому, которая была услышана. Теперь в его доме Лос-Анджелеса такие молитвы звучат постоянно.

Родион НАХАПЕТОВ: «Всегда остаюсь благодарным Иоанну Шанхайскому, а также своей жене за то, что она открыла мне вот этого маленького, хрупкого человека, который может совершать великие дела, совершать их таинственным и непостижимым образом. Это удивительный человек, мы должны быть благодарны ему за то, что он помогал очень многим при жизни и помогает сейчас, когда его уже нет».

Русский монах, который прославился в Китае и Америке, человек XX века, который веровал с истовостью первых апостолов, архиепископ, который всю жизнь прожил нищим аскетом. И святость, которая для современного мира кажется абстрактной и недостижимой, для него стала реальностью.

(Р)

Теги: Иоанн Шанхайскийфильм старцыСвятитель Иоанн Шанхайский

Все новости раздела