Публикации

Вперед..»

Мастер от Бога

Этот человек обладает безусловным талантом, он единственный специалист своего дела в нашем регионе и очередь из заказов растягивается на годы. Каждый свой шедевр он делает почти два года, но заказчики готовы ждать, потому что каждая работа мастера – это произведение искусства, сделанное вручную с огромной любовью, и никогда не повторяющееся… Предлагаем вашему вниманию интервью с резчиком по дереву Владимиром Семеновичем Осягиным, сотворившим уже второй иконостас в нашем соборе.

193,07 Kb [693X600]– Владимир Семенович, где Вы находите те замечательные эскизы, по которым потом вырезаете элементы орнаментов Ваших изделий?

– Эскизы я придумываю сам. Для вдохновения мне достаточно увидеть какой-нибудь оригинальный элемент в окружающем мире, и затем я его обрабатываю – сначала в голове, потом в дереве. Но первоосновой моего вдохновения стал иконостас Петропавловского собора г. Казани. Сколько я видел иконостасов – более сотни разных, в разных городах, но лучше этого не видал. Они бывают разные – есть строго канонические, есть эклектические… А вот этот – он творческий. В нем заложен огромный потенциал духовного состояния мастеров-резчиков, проектировщиков, сразу видно, что люди вложили душу. Владыка Анастасий попросил ориентироваться на него. С тех пор я работаю в этом сложном стиле, ведь если строго и просто – мне было бы неинтересно.

– А что означают все эти плоды и растения на нашем новом иконостасе?

– Колосья и шишечки – традиционное художественное решение элементов оформления храма – они олицетворяют плодородие. Розы – дань уважения месту, лоза и хлеб – символизируют Христа, трилистник – канонический символ Пресвятой Троицы, а терновыми ветвями оформлено место под икону Спасителя – думаю, здесь все понятно.

– Из каких пород дерева сделана вся эта красота?

– Колонны и каркасы изготовлены из сосны, в основном, это прочные элементы, вырезанные при помощи токарного станка. Орнаментальное решение иконостаса – то, что делалось вручную – липа. Кое-где я использовал липу с прожилками, которые придают визуальный объем.

– Получается, что почти все сделано вручную?!

– Да, у меня множество разнообразных инструментов и приспособлений – что-то покупал, что-то делал сам. Я видел иконостасы, сделанные на автоматизированном оборудовании, но они получаются какие-то примитивные, недушевные.

– Владимир Семенович, как же Вы один справляетесь с таким колоссальным объемом работы?

– Два года ушло у меня на этот иконостас – работа очень трудоемкая. Надо сначала выпилить, покрыть лаком один раз, потом второй и третий… Одних только ангелов – тринадцать. Но я люблю свое дело. Резать по дереву мне помогает мой внук, когда у него есть время, – на каникулах. Специалисты у нас еще может и есть, но они этим почему-то не занимаются. В Нижнекамске видел работу заслуженного художника Татарстана – очень неплохо, но немного другая техника: детали готовятся под покрытие сусальным золотом, а я работаю «под лак».

Учеников я бы взял с удовольствием, но они приходят и уходят. Ведь не все так красиво, как с виду кажется: надо не просто вырезать орнаменты, но и выпилить заготовки, строгать, таскать тяжести. Опять же человек должен быть верующим, потому что без веры тяжело заниматься этим делом.

– А где Вы учились?

– Я окончил Московский университет искусств, отделение живописи, но не работал с живописью, разве что в прикладной технике при оформлении интерьеров – долгое время занимался оформлением интерьеров крупных магазинов. Когда-то писал картины... Помню, как раньше ходили на этюды, писали разрушенные храмы. Но я всегда больше любил работать с деревом, камнем, металлом. А когда началось возрождение церквей, начал заниматься изготовлением резных деревянных изделий для храмов. Вот уже более 20 лет занимаюсь этим – сам делаю проекты, рисую эскизы, вырезаю. И всякий раз использую разные приемы и решения.

– Поделитесь, пожалуйста, планами на будущее.

– Я уже сделал более 20 иконостасов, в том числе в Москву, Челябинск, на Алтай – заказов много – храмы Альметьевска, Заинска, Новотроицкого ждут свои иконостасы. А для левого придела Свято-Вознесенского собора хочется сделать Распятие под стать иконостасу.

– Желаем Вам, Владимир Семенович, чтобы Ваши планы воплотились в жизнь. Помощи Божией Вам в Ваших трудах на ниве церковного благоукрашения и большое спасибо за интервью!

Беседовала Юлия КОКОРИНА

Вперед..»