Статьи, Пресс-релизы

Тризна: смысл, символизм и история обряда

В сознании современного человека «тризна» синоним слова «поминки». Суть верна, но немногие представляют, что действительно означает это слово и какими ритуалами сопровождался называемый этим словом обряд.

Само слово «тризна» имеет значение «три дня»: столько длилось прощание с покойным у наших предков.

День первый: подготовка к прощанию навеки

Пиршество на второй день Тризны

Если человек умер вне дома, его обязательно вносили в дом, в той одежде, в какой его застала смерть. Вся семья, за исключением беременных женщин, собиралась проводить усопшего. Обряд омовения и обряжания усопшего в погребальные одежды проводили замужние, уже имеющие детей женщины (позже эта функция перейдет к пожилым, старухам). Молодые не допускались к обряду, чтобы их жизнь и здоровье не оказались под угрозой.

Остальные члены семьи садились за поминальный стол: подавались кутья и постные блины (ели их холодными).

Сейчас процесс организации похорон не сильно отличается от данного этапа (этапы современных похорон: https://elz.by/organizacyja-pohoron).

День второй: пиршество

Стол ставился, по возможности, на возвышенное место, подавались приготовленные накануне блюда, на почетные центральные места усаживалась семья усопшего — родители, супруг (а), дети. Дальнюю родню сажали подальше, молодых — в конец стола или отдельно, чтобы два мира — загробная Навь и живая Явь не соприкоснулись преждевременно.

По тогдашнему поминальному этикету пироги разламывали, а не резали. Исходящий из горячих блюд пар ассоциировался с душами умерших предков. Кутья и блины считались символом вечной жизни, не попробовать их было неприлично. Смех за поминальным столом не просто осуждался — считалось, что смеющийся зовет смерть в свой дом. Достойным считалось к финалу застолья вспомнить добрые качества и достижения усопшего. Пир носил название «страва».

День третий: игрища

Игрища на третий день Тризны

Если хоронили мужчину-воина, погибшего в бою, обязательна была имитация битвы, унесшей его жизнь. Роль покойного играл родственник аналогичного возраста, ближайший друг или побратим. Если умерший погиб не в битве, проводились игрища в память о его воинской славе. К концу третьего дня место игрищ засыпали песком и ставили чур — вытесанную из ствола дерева статую-оберег в память об усопшем.

Если погребение не предусматривало кремации, рядом с покойным мужчиной укладывали в могилу оружие, конскую сбрую. С женщиной — ее украшения, кухонную утварь, посуду, серпы, зерно. Когда в ходу были жертвоприношения, в могилу вместе с воином ложились его конь и собаки, с его женой — домашняя скотина и птица. Знатный человек «уводил» с собой в Навь избранных слуг — причем обязательно единоверцев, не чужеземных, и одну из жен. Женщина должна была выразить согласие уйти вместе с супругом. Затем она наряжалась и веселилась на пиру, готовясь к смерти.

По информации ритуальной службы "Элизиум" elz.by.




Дата публикации: 14/04/2020

Все новости раздела